Главная - Трудовое право - Террористическое сообщество и террористическая организация разниа

Террористическое сообщество и террористическая организация разниа


Уголовная ответственность за создание террористического сообщества и участие в нем: недостатки и перспективы Текст научной статьи по специальности «Право»


УГОЛОВНОЕ ПРАВО М. В. Сипки* Уголовная ответственность за создание террористического сообщества и участие в нем: недостатки и перспективы Аннотация. Рассматривается история дополнения УК РФ нормой об ответственности за организацию террористического сообщества и участие в нем (ст. 205.4), а также внесения изменений в нее.

Предложен анализ действующей редакции ст.

205.4 УК РФ. Отмечается пробельность и спорный характер ряда ее положений, а также их возможное негативное влияние на правоприменительную деятельность. Вносятся предложения по совершенствованию редакции рассматриваемой нормы. В частности, с целью устранения ненужного дублирования и противоречий предлагается исключить из ч.

1 ст. 205.4 УК РФ ссылку на террористическую деятельность с одновременным дополнением содержащегося в ней перечня преступлений террористическим актом. Сделан вывод о том, что террористическое сообщество не может и не должно создаваться для совершения любого преступления. Распространение ст. 205.4 УК РФ на случаи, непосредственно не связанные с террористическими преступлениями, выглядит искусственным, натянутым.

В этой связи предлагается исключить из ст. 205.4 УК РФ слова о подготовке или совершении любого преступления в целях «пропаганды, оправдания и поддержки терроризма».

Ключевые слова: противодействие терроризму, террористическая деятельность, террористические преступления, террористическое сообщество, террористическая организация. 001: 10.17803/1994-1471.2017.75.2.175-182 Федеральным законом от 2 ноября 2013 г. № 302-ФЗ

«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

1 Уголовный кодекс Российской Федерации был дополнен статьей 205.4, предусматривающей ответственность за организацию террористического сообщества и участие в нем.

Проект данного Федерального закона был внесен в Государственную Думу Федерального 1 СЗ РФ. 2013. № 44. Ст. 5641. Собрания РФ 27 сентября 2013 г., после получения официальных отзывов Верховного Суда РФ и Правительства РФ. В Официальном отзыве Верховного Суда РФ замечания к законопроекту были определены как имеющие «юридиче-ско-технический характер».

В частности, указывалось на то, что «в проектных статях 205.4 и 205.5 УК РФ устанавливается уголовная ответственность не только за организацию террористического сообщества (террористической © Сипки М.

В., 2017 * Сипки Марат Вазирович — аспирант кафедры уголовного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) 142770, Россия, г. Москва, ул. Александры Монаховой, 6-138 организации), но и за участие в них, однако в названиях статей это в полной мере не отражено»2.

В остальном Верховный Суда РФ поддержал законопроект.

В своем Официальном отзыве Правительство РФ также поддержало проект анализируемого Федерального Закона3.

Хотим обратить внимание здесь на то, что в Пояснительной записке авторов законопроекта не была указана цель дополнения УК РФ статьей об ответственности за организацию террористического сообщества и участие в нем.

Она была озвучена лишь в Заключении Комитета по безопасности и противодействию коррупции Государственной Думы Федерального Собрания РФ. По мнению членов данного Комитета, предлагаемые в законопроекте дополнительные меры противодействия терроризму «имеют комплексный характер и выработаны в результате анализа правоприменительной практики по вопросам правового обеспечения противодействия терроризму.

Законопроект направлен также на повышение эффективности применения мер уголовной ответственности.

Законопроект направлен на формирование комплексной системы противодействия террористической деятельности, создавая новые формы противодействия терроризму, в том числе с использованием социально-общественных инструментов»4. Однако через полгода, с принятием Федерального закона от 5 мая 2014 г.

№ 130-Ф3 «О внесении изменений в отдельные законода- тельные акты Российской Федерации», статья 205.4 УК подверглась изменениям. Наказание за преступление, предусмотренное частью 1 данной статьи, было ужесточено: введено пожизненное лишение свободы. Кроме того, определение понятия «поддержка терроризма», содержащееся в примечании 2 к ст.

Кроме того, определение понятия «поддержка терроризма», содержащееся в примечании 2 к ст. 205.4 УК, было распространено на примечание к ст. 205.2 и п. «р» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Данный законопроект был внесен в Государственную Думу Федерального Собрания РФ 15 января 2014 года. Согласно Пояснительной записке его авторов, проект разработан

«в целях усиления защиты гражданина и общества от терроризма»

5.

В своих Официальных отзывах Верховный Суд РФ и Правительство РФ в целом поддержали законопроект.

При этом Верховный Суд РФ сделал, по нашему мнению, очень важное замечание к проекту: «Принимая во внимание непродолжительный период действия статьей 205.4 и 205.5 УК РФ, включенных в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 2 ноября 2013 г.

№ 302-Ф3, предложение о внесении изменений в санкции данных статей представляется преждевремен-ным»6. Однако данное замечание осталось без внимания, и поэтому оно не было учтено при принятии закона. В результате такого шага законодателя, наказание (лишение свободы) за создание террористического сообщества, а равно руководство таким террористическим сообществом, его частью или входящими в такое сообщество структурными подразделения- 2 Официальный отзыв Верховного Суда РФ от 15.07.2013 № 1-ВС-3080/13 «На проект Федерального закона

«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

» // СПС «Кон-сультантПлюс».

3 Официальный отзыв Правительства РФ от 06.09.2013 № 5306п-П4 «На проект Федерального закона

«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

» // СПС «Консультант-Плюс». 4 Решение Комитета по безопасности и противодействию коррупции от 09.10.2013 № 71/1

«О проекте Федерального закона № 347667-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

// СПС «КонсультантПлюс». 5 Пояснительная записка «К проекту Федерального закона

«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

» // СПС «КонсультантПлюс».

6 Официальный отзыв Верховного Суда РФ от 20.01.2014 № 2ВС-119/14 «На проект Федерального закона

«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

» // СПС «КонсультантПлюс». М.В.Сипки iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . ми (ч.1 чт.

205.4 УК РФ), оказалось строже, чем за убийство при отягчающих обстоятельствах (ч.2 ст. 105 УК РФ). Необходимо заметить, решение законодателя о дополнении УК РФ статьей 205.4 (как и ст.

205.5) находит в теории не только сторонников, но и критиков.

Так, касаясь этого вопроса, Н.

А. Егорова, пишет, что

«последние правотворческие новеллы заслуживают, к сожалению, преимущественно критических оценок»

7. В. И. Гладких также считает, что «редакция указанных норм оставляет желать лучшего»8.

Действующая в настоящее время редакция части 1 ст. 205.4 УК РФ предусматривает ответственность за: создание террористического сообщества; руководство террористическим сообществом, его частью или входящими в такое сообщество структурными подразделениям. Таким образом, из буквального текста закона следует, что создание части террористического сообщества или входящих в него структурных подразделений (либо участие в них) не охватывается им.

Безусловно, это является законодательным пробелом. Понятие террористического сообщества дается непосредственно в части 1 ст. 205.4 УК РФ. Из нее следует, что террористическое сообщество — это устойчивая группа лиц, заранее объединившихся в целях: осуществления террористической деятельности; подготовки одного либо нескольких преступлений, предусмотренных статьями 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279 и 360 УК РФ; подготовки иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма; совершения одного либо нескольких преступлений, предусмотренных статьями 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279 и 360 УК РФ; совершения иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма.

Согласно Федеральному закону «О противодействии терроризму», террористическая деятельность — деятельность, включающая в себя: а) организацию, планирование, подготовку, финансирование и реализацию террористического акта; б) подстрекательство к террористическому акту; в) организацию незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации террористического акта, а равно участие в такой структуре; г) вербовку, вооружение, обучение и использование террористов; д) информационное или иное пособничество в планировании, подготовке или реализации террористического акта; е) пропаганду идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности. Таким образом, осуществление террористической деятельности подразумевает совершение преступлений (любого), предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 208, 210 УК РФ. С другой стороны, по ст. 205.4 УК РФ наказуемы подготовка к совершению или совершение группы преступлений (любого), среди которых — преступления, предусмотренные статьями 205.1, 205.2 и 208 УК РФ.

Как видим, в этой группе преступлений отсутствует преступление, предусмотренное ст. 205 УК РФ. Представляется, что существующее противоречие внутри самой нормы (ч. 1 ст. 205.4 УК) следует устранить путем исключения указания на тер- 7 Егорова Н.

А. Противодействие терроризму: новеллы уголовного законодательства // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2014. № 3. С. 128. 8 Гладких В.

И. Новые правовые механизмы противодействия терроризму: критический анализ/российский следователь. 2014. № 5. С. 34—38. См. также: Ростокинский А. В., Толпекин К. А. Очередные «антитеррористические» новеллы или введение в «уникальную» часть Уголовного кодекса?

// Российский следователь. 2014. № 18. С. 31—34. рористическую деятельность с одновременным дополнением содержащегося перечня преступлений ссылкой на террористический акт (ст.

205 УК РФ). Определенные трудности могут возникнуть с квалификацией по ст. 205.4 УК РФ также подготовки или совершения любого другого преступления в целях «пропаганды, оправдания и поддержки терроризма» (при этом непосредственно в УК РФ раскрываются понятия оправдания (публичного) и поддержки терроризма, но не его пропаганды). Между тем вызывает сомнение возможность совершения таких преступлений как кража или получение взятки

«в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма»

.

По нашему мнению, террористическое сообщество не может и не должно создаваться для совершения любого преступления.

Распространение ст. 205.4 УК РФ на случаи, непосредственно не связанные с террористическими преступлениями, выглядит искусственным9.

Из текста закона следует, что террористическое сообщество создается «в целях подготовки или совершения иных преступлений в целях (выделено нами. — М. С.) пропаганды, оправдания и поддержки терроризма». Однако в любом человеческом деянии определяющей является только одна цель (только один мотив).

Допускать возможность совершения общественно опасного деяния сразу с несколькими целями (или мотивами), значит, создавать непреодолимые сложности в правоприменительной практике на пути его квалификации. Кроме того, следует обратить внимание на использование спорного термина «подготов- ка преступления»10. Полагаем, что он не равнозначен употребляемому в УК РФ термину «приготовление к преступлению».

Данное обстоятельство, по нашему мнению, может стать дополнительным источником разночтений в правоприменительной практике. В литературе принято считать, что систематическое толкование уголовного закона

«позволяет сделать вывод о том, что террористическое сообщество представляет собой разновидность организованной группы»

11.

Однако такой подход представляется сомнительным.

С одной стороны, террористическое сообщество, согласно ч.1 ст. 205.4 УК РФ, создается для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, что является признаком преступного сообщества (преступной) организации. С другой стороны, это конечно, не преступное сообщество, поскольку террористическое сообщество может совершать преступление и не для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды (что, согласно ст.

35 УК РФ, является обязательным признаком преступного сообщества (преступной организации)). iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . По обсуждаемому вопросу высказано мнение, согласно которому,

«по объективным признакам террористическое сообщество совпадает с признаками организованной группы и преступного сообщества, поэтому их отличие друг от друга следует проводить по признакам субъективной стороны»

12.

В частности, утверждается, что

«цели террористического сообщества носят политический, сепаратистский характер»

.

9 Как отмечается в литературе, круг преступлений, «с целью совершения которых создается террористическое сообщество, в УК РФ должен быть абсолютно конкретным, определенным.

Такими должны быть признаны исключительно террористические преступления» (см.: Кочои С. М. Общеевропейское законодательство о борьбе с терроризмом и перспективы реформирования УК РФ // Lex Russica. 2014. № 9. С. 1061-1068). 10 По мнению ряда авторов, такая «неточность» в терминологии (встречающаяся в статьях 205.4, 282.1 и 282.3 УК РФ) «говорит об устоявшемся недочете законодательной техники» (см.: Борисов С.

2014. № 9. С. 1061-1068). 10 По мнению ряда авторов, такая «неточность» в терминологии (встречающаяся в статьях 205.4, 282.1 и 282.3 УК РФ) «говорит об устоявшемся недочете законодательной техники» (см.: Борисов С. В., Чугунов А. А. Новеллы уголовного законодательства в сфере противодействия экстремизму: критический анализ // Современное право. 2015. № 4. 11 Агапов П. В. Организация террористического сообщества и участие в нем: проблемы криминализации и правоприменения // Российская юстиция.

2015. № 7. С. 23—25. 12 Ульянова В.

В. Террористическое сообщество и террористическая организация: проблемы квалификации // Уголовное право.

2015. № 1. М. В. Сипки Выходом из данной противоречивой ситуации мы видим либо в установлении в ч. 1 ст. 205.4 УК РФ ответственности за создание организованной группы с целью совершения террористических преступлений либо в изменении определения преступного сообщества (преступной организации) путем исключения из ч.

4 ст. 35 УК РФ слов

«для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды»

(как это и было в ч.4 ст. 35 УК РФ в редакции, действовавшей до 3 ноября 2009 г.).

Безусловно, введя уголовную ответственность за организацию сообщества в целях совершения отдельных террористических преступлений, законодатель создал проблему разграничения смежных составов преступлений.

Наличие подобной проблемы, по нашему мнению, более чем очевидно при наличии признака «совершение преступления организованной группой». Например, создание террористического сообщества в целях совершения террористического акта (осуществления террористической деятельности), предусмотренного ч.1 ст. 205.4 УК РФ, и совершение террористического акта организованной группой, предусмотренного п.

«б» ч.2 ст. 205 УК РФ. С проблемой их разграничения сталкивается и правоприменительная практика.

Так, осужденный Бабаев был признан виновным в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях, покушении на совершение террористического акта организованной группой, посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка, обеспечению общественной безопасности и из мести за такую деятельность; убийстве двух и более лиц организованной группой, сопряженном с бандитизмом, террористическом акте организованной группой; незаконном приобретении, ношении, хранении и перевозке огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывных устройств, организованной группой 13. Адвокат осужденного в своей жалобе предлагал переквалифицировать его действия со ст. 205 на ст. 205.4 УК РФ. Однако апелляционная инстанция не согласилась с доводами адвоката, указав лишь, что «по эпизодам проведенных взрывов и их попыток были совершены конкретные действия, поэтому оснований для переквалификации действий осужденных в этой части на ст.

205.4 УК РФ не имеется». На наш взгляд, применение ст. 205.4 УК РФ имеет смысл лишь в случаях, когда террористическое сообщество еще не успело совершить конкретное террористическое преступление (указанное в диспозиции ей первой части).

Если же оно совершено, то применяться должна статья УК РФ, предусматривающая ответственность за него. Ряд практических вопросов квалификации преступления, предусмотренного ст.

205.4 УК РФ, был поставлен в научной литературе.

«Например, — пишет М. Ю. Осипов, — лицо принимало участие в деятельности устойчивой группы лиц, заранее объединившихся в целях осуществления террористической деятельности либо для подготовки или совершения одного либо нескольких преступлений, предусмотренных ст.

ст. 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279 и 360 Уголовного кодекса РФ. По какой статье необходимо квалифицировать данное деяние?

По ст. 205.4 или по ст. 205.5 Уголовного кодекса РФ?»14 Нам представляется, что в данной ситуации надлежит применить ст.

205.4 УК РФ. Оснований для применения ст. 205.5 УК, на наш взгляд, здесь не имеется.

В другой научной работе выделяют две следующие ситуации: «Ситуация 1. После признания организации террористической ее участники какое-то время совершают действия, образующие участие в деятельности такой организации (проведение бесед в целях пропаганды деятельности 13 Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 22.04.2014 № 20-АПУ14-7// СПС «Консультант-Плюс». 14 Осипов М. Ю. О некоторых проблемах квалификации преступлений террористической направленности // Российская юстиция.

2015. № 3. С. 28—30. запрещенной организации, вербовка новых участников и т.п.), и лишь после этого начинают совершать преступления террористической направленности. Ситуация 2. После признания организации террористической ее участники сразу начали готовить или совершать преступления террористической направленности, предусмотренные ст. ст. 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279 и 360 УК РФ, либо иные преступления в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма, не осуществляя, соответственно, каких-либо иных действий, которые можно было бы расценить как участие в террористической организации.

В первой ситуации имеет место реальная совокупность, так как сначала осуществляются деяния, связанные с участием в деятельности террористической организации, а затем действия, образующие участие в террористическом сообществе, выражающееся в совершении преступлений террористической направленности.

Фактически в данном случае нужно признать, что после того, как члены террористической организации стали совершать преступления террористической направленности, она перестала быть таковой и трансформировалась в террористическое сообщество.

Во второй же из приведенных ситуаций в силу того, что после признания организации террористической ее участники сразу начинают совершать преступления террористической направленности, она, соответственно, преобразуется в террористическое сообщество. Поэтому содеянное должно квалифицироваться только по ст. 205.4 УК РФ»15. На наш взгляд, в обеих ситуациях речь идет о совокупности преступлений — предусмотренного ст.

205.5 и той статьей УК РФ, которой охватывается конкретное преступление террористической направленности.

Ни в одной из них мы не усматриваем признаков преступления, предусмотренного ст. 205.4 УК РФ. Что касается освобождения от уголовной ответственности, то здесь мы согласны с тем, что примечание к ст. 205.4 УК РФ, содержащее данную норму, также нуждается в дальнейшем совершенствовании16. В частности, в ней необходимо предусмотреть освобождение не только для участника, но и организатора (руководителя) террористического сообщества.
В частности, в ней необходимо предусмотреть освобождение не только для участника, но и организатора (руководителя) террористического сообщества.

БИБЛИОГРАФИЯ 1. Агапов П. В. Организация террористического сообщества и участие в нем: проблемы криминализации и правоприменения // Российская юстиция. — 2015. — № 7. — С. 23—25. 2. Борисов С. В., Чугунов А. А. Новеллы уголовного законодательства в сфере противодействия экстремизму: критический анализ // Современное право.

— 2015. — № 4//СПС «КонсультантПлюс». 3. Гладких В. И. Новые правовые механизмы противодействия терроризму: критический анализ // Российский следователь.

— 2014. — № 5. — С. 34—38. 4. Егорова Н. А. Противодействие терроризму: новеллы уголовного законодательства // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. — 2014. — № 3. — С. 127—134. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . 15 Хлебушкин А.

Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации (ст. 205.5 УК РФ): уголовно-правовая характеристика и квалификация // Уголовное право. 2014. № 2. С. 82—87. 16 Кочои С.

М. Вопросы освобождения от уголовной ответственности за преступления террористической направленности// Государственный суверенитет и верховенство права: международное и национальное измерения. II Московский юридический форум (Кутафинские чтения) (2—4 апреля 2015 г., г. Москва) : материалы круглых столов : в 2 ч.

Часть 1. М. : Проспект, 2015. С. 238—241. М.В.Сипки 5. Кочои С. М. Общеевропейское законодательство о борьбе с терроризмом и перспективы реформирования УК РФ // Lex Russica.

— 2014. — № 9. — С. 1061—1068.

6. Кочои С. М. Вопросы освобождения от уголовной ответственности за преступления террористической направленности// Государственный суверенитет и верховенство права: международное и национальное измерения.

II Московский юридический форум (Кутафинские чтения) (2—4 апреля 2015 г., Москва) : материалы круглых столов: в 2 ч. — Часть 1. — М. : Проспект, 2015. — С. 238—241. 7. Осипов М. Ю.

О некоторых проблемах квалификации преступлений террористической направленности // Российская юстиция. — 2015. — № 3. — С. 28—30. 8.

Ростокинский А. В., Толпекин К. А. Очередные «антитеррористические» новеллы или введение в «уникальную» часть Уголовного кодекса? // Российский следователь. — 2014.

— № 18. — C. 31—34. 9. Ульянова В. В. Террористическое сообщество и террористическая организация: проблемы квалификации // Уголовное право.

— 2015. — № 1. 10. Хлебушкин А. Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации (ст. 205.5 УК РФ): уголовно-правовая характеристика и квалификация // Уголовное право.

— 2014. — № 2. — С. 82 — 87. Материал поступил в редакцию 27мая 2016 г. CRIMINAL RESPONSIBILITY FOR THE FOUNDING AND PARTICIPATION OF TERRORIST COMMUNITY: PROBLEMS AND PROSPECTS SIPKI Marat Vazirovich — Post-graduate at the Department of Criminal Law, Kutafin Moscow State Law University (MSAL) 142770, Moscow, Alexandry Monahovoy Str., 6-138.

Review. The article considers the history of adding the norm about criminal responsibility for the organization and participation in the terrorist community (Art.

205.4), as well as some changes to it.

There is an analysis of the current edition of Art. 205.4 of the Criminal Code of the Russian Federation. The author notes some gaps controversial nature of some of its provisions, as well as their possible negative impact on law enforcement. Some proposals for improvement of editorial standards under consideration are offered.

Some proposals for improvement of editorial standards under consideration are offered. In particular, with a view to eliminating unnecessary duplication and contradictions it is proposed to delete from Part 1 Art. 205.4 of the Criminal Code of the Russian Federation the reference to terrorist activity with simultaneous addition of the list of crimes contained in the terrorist act.

It is concluded that the terrorist community cannot and must not be created for the purpose of committing any crime.

Dissemination of Art. 205.4 the on cases that are not directly related to terrorist crimes looks artificial and far-fetched.

In this connection, it is proposed to exclude from Art. 205.4 of the Criminal Code of the Russian Federation the words about preparation or perpetration of any crime in order to «promote, justify and support terrorism.» Keywords: countering terrorism, terrorist activities, terrorist crimes, the terrorist community, a terrorist organization. REFERENCES (TRANSLITERATION) 1.

Agapov P. V. Organizacija terroristicheskogo soobshhestva i uchastie v nem: problemy kriminalizacii i pravoprimenenija//Rossijskaja justicija.

—2015. — № 7. — S. 23—25. 2. Borisov S.

V., Chugunov A. A. Novelly ugolovnogo zakonodatel’stva v sfere protivodejstvija jekstremizmu: kriticheskij analiz//Sovremennoe pravo.

— 2015. — № 4//SPS «Konsul’tantPljus».

3. Gladkih V. I. Novye pravovye mehanizmy protivodejstvija terrorizmu: kriticheskij analiz//Rossijskij sledovatel’. — 2014. — № 5. — S. 34—38. 4.

Egorova N. A. Protivodejstvie terrorizmu: novelly ugolovnogo zakonodatel’stva//Kriminologicheskij zhurnal Bajkal’skogo gosudarstvennogo universiteta jekonomiki i prava. 2014. — № 3. — S. 127—134. 5. Kochoi S. M. Obshheevropejskoe zakonodatel’stvo o bor’be s terrorizmom i perspektivy reformirovanija UK RF//Lex Russica.

— 2014. — № 9. — S. 1061—1068. 6. Kochoi S. M. Voprosy osvobozhdenija ot ugolovnoj otvetstvennosti za prestuplenija terroristicheskoj napravlennosti// Gosudarstvennyj suverenitet i verhovenstvo prava: mezhdunarodnoe i nacional’noe izmerenija. II Moskovskij juridicheskij forum (Kutafinskie chtenija) (2—4 aprelja 2015 g., Moskva): materialy kruglyh stolov: v 2 ch.

— Chast’ 1. — M.: Prospekt, 2015. — S. 238—241. 7. Osipov M. Ju.

O nekotoryh problemah kvalifikacii prestuplenij terroristicheskoj napravlennosti//Rossijskaja justicija. — 2015. — № 3. — S. 28—30. 8. Rostokinskij A. V., Tolpekin K.

A. Ocherednye «antiterroristicheskie» novelly ili vvedenie v «unikal’nuju» chast’ Ugolovnogo kodeksa?//Rossijskij sledovatel’. — 2014. — № 18. — C. 31—34. 9. Ul’janova V. V. Terroristicheskoe soobshhestvo i terroristicheskaja organizacija: problemy kvalifikacii// Ugolovnoe pravo.

— 2015. — № 1//SPS «Konsul’tantPljus».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . 10. Hlebushkin A. Organizacija dejatel’nosti terroristicheskoj organizacii i uchastie v dejatel’nosti takoj organizacii (st.

205.5 UK RF): ugolovno-pravovaja harakteristika i kvalifikacija // Ugolovnoe pravo.

— 2014. — № 2. S. 82 — 87.

Список литературы

  • Маслакова Е.А. К вопросу об организации незаконного вооружённого формирования или участия в нём // Военно-юридический журнал. — 2014. — № 3. — С. 11.
  • Хлебушкин А. Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации (ст. 205.5 УК РФ): уголовно-правовая характеристика и квалификация // Уголовное право. — 2014. — № 2. — С. 82-87.
  • Кондратенко З.К. Уголовная ответственность за организацию террористического сообщества и участие в нем как направление обеспечения национальной безопасности // Историческая и социально-образовательная мысль. — 2016. — № 1-2. — С. 26.
  • Саркисов Д. Организация экстремистского сообщества // Уголовное право. — 2010. — № 2. — С. 63; Борисов С.В., Жеребченко А.В. Квалификация преступлений экстремистской направленности : учеб. пособие. – М.: Волтерс Клувер, 2011. — С. 261.
  • Владимирова Т.В. Социальная природа информационной безопасности: научная монография. — М.: АНО Изд. дом «Науч. обозрение», 2014. — С. 27.
  • Ульянова В.В. Террористическое сообщество и террористическая организация: проблемы квалификации // Уголовное право. — 2015. — № 1. — С. 103.

Вопросы квалификации террористического сообщества и террористической организации в российском уголовном праве

С.В.Иванцов, д-р юрид. наук, профессор кафедры криминологии ФГКОУ ВПО Московский университет МВД России им.

В.Я. Кикотя Аннотация. В статье рассматриваются вопросы квалификации преступлений террористической направленности (террористических объединений), анализируются законодательные изменения и содержание разграничительных признаков таких объединений, поднимается вопрос о соотношении описания террористических объединений с институтом соучастия в преступлении. Ключевые слова: преступления террористической направленности, террористические объединения, квалификации терроризма, террористический акт. Не подлежит сомнению тезис о том, что терроризм сегодня превратился в серьезную проблему для всего мирового сообщества.

Это обусловлено возрастающей террористической активностью в мире, увеличением количества террористических актов и числа жертв преступлений, совершаемых на почве национальной, религиозной и иной ненависти и вражды. Также настораживают неблагоприятные тенденции расширения географии и масштабов терроризма, факты организованного вовлечения в террористическую деятельность все большего числа людей. Преступления террористической направленности обладают достаточной степенью распространенности и имеют тенденцию к положительной динамике.

Так, по данным МВД России, в 2013 г. в Российской Федерации было зарегистрировано 661 преступление террористического характера (+3,8%), в 2014 г.

— 1127 преступлений данной группы (+70,5%), в 2015 г. — 1531 (+35,8%), а в январе — июле 2016 г.

— 1465 преступлений (+63,5%). В 2013 г. было зарегистрировано 896 преступлений экстремистской направленности (+28,7%), в 2014 г. — 1024 (+14,3%), в 2015 г. — 1329 (+27,7%), в январе — июле 2016 г.

— 908 преступлений (+8,0%)\ Криминологический прогноз в отношении динамики преступлений террористической направленности на территории Российской Федерации на ближайшие годы лишь подтверждает эту тенденцию вследствие обострения социально-экономических проблем государства в целом и Северного Кавказа в частности, а также усиления активности «Исламского государства» и других международных террористических организаций, приводящих к нестабильности в указанном и других регионах.

Между тем достижение целей по минимизации террористической деятельности невозможно без комплексного изучения вопросов противодействия ей, в том числе уголовно-правовыми средствами . Для предупреждения террористической деятельности Уголовный кодекс Российской Федерации был дополнен ст. 205

«Организация террористического сообщества и участие в нем»

и ст.

205

«Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации»

. Отметим, что соответствующие новеллы уголовного законодательства изначально породили научные дискуссии и трудности на практике.

Они связаны с вопросами квалификации террористического сообщества и террористической организации, с их разграничением между собой и вопросами участия в их деятельности. В соответствии с ч. 1 ст. 2054 УК РФ террористическое сообщество представляет собой устойчивую группу лиц, заранее объединившихся в целях осуществления террористической деятельности либо для подготовки или совершения одного либо нескольких преступлений, предусмотренных ст.

205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279 и 360 УК РФ, либо иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма. При этом террористическое сообщество может состоять из структурных подразделений (частей). Вместе с тем, как видим, понятие террористического сообщества также основано на признаках, характеризующих организованную группу, ключевым из которых является устойчивость такой группы.
Вместе с тем, как видим, понятие террористического сообщества также основано на признаках, характеризующих организованную группу, ключевым из которых является устойчивость такой группы. После законодательных изменений ч.

4 ст. 35 и ч. 1 ст. 210 УК РФ число и содержание указанных разграничительных признаков несколько изменилось.

Так, действующая редакция ч. 4 ст.

35 УК РФ содержит следующее общее понятие преступного сообщества (преступной организации):

«Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды»

.

Сравнение данной формулировки с террористическим сообществом приводит к однозначному исключению возможности признания последнего разновидностью преступного сообщества (преступной организации). Изучение же уголовных дел о преступлениях террористической направленности показало, что суды, как правило, склонны рассматривать террористические сообщества в качестве разновидностей преступного сообщества (преступной организации), что усложняет процесс квалификации и принятия процессуальных решений. Применительно к отличиям террористического сообщества от террористической организации отметим следующее.

Ключевым отличием является то, что для признания организованной группы террористическим (или экстремистским) сообществом не требуется предварительного судебного решения о ликвидации организации в связи с осуществлением террористической или экстремистской деятельности, как это необходимо в случаях отнесения того или иного объединения к террористической или экстремистской организации. Так, согласно ч. 2 ст. 24 Федерального закона «О противодействии терроризму» организация признается террористической и подлежит ликвидации (ее деятельность — запрещению) по решению суда на основании заявления Генерального прокурора Российской Федерации или подчиненного ему прокурора в случае, если от имени или в интересах организации осуществляются организация, подготовка и совершение преступлений, предусмотренных ст. 205-206, 208, 211, 220, 221, 277-280, 2821, 2822 и 360 УК РФ, а также в случае, если указанные действия осуществляет лицо, которое контролирует реализацию организацией ее прав и обязанностей.

Решение суда о ликвидации организации (запрете ее деятельности) распространяется на региональные и другие структурные подразделения организации. Террористической организацией, деятельность которой подлежит запрещению (а при наличии организационно-правовой формы — ликвидации), также признается террористическое сообщество в случае вступления в законную силу обвинительного приговора по уголовному делу в отношении лица за создание сообщества, предусмотренного ст.

205.4 УК РФ, за руководство этим сообществом или участие в нем.

Между тем организацию деятельности террористической организации, а равно участие в ее деятельности следует отграничивать от преступлений, предусмотренных ст. 2822 УК РФ, по направленности деятельности соответствующей организации: если экстремистская организация связана с осуществлением экстремистской деятельности, то террористическая организация — с элементом последней в виде террористической деятельности. То есть ст. 2055 и 282 УК РФ соотносятся как специальная и общая нормы, при конкуренции которых приоритет остается за первой из них1.

Сравнение понятий экстремистского сообщества и экстремистской организации приводит к выделению большего числа отличий, нежели между террористическим сообществом и террористической организацией. Например, в практике может возникнуть ситуация, при которой организация, признанная судом экстремистской и подлежащей ликвидации, продолжает свою экстремистскую деятельность и переходит к планированию и совершению преступлений экстремистской направленности, что обусловливает необходимость выбора при квалификации между ст.

2821 и ст. 2822 УК РФ2. Существуют и проблемы, связанные с разграничением преступлений террористической направленности с институтом соучастия в преступлении. Так, Федеральным законом от 9 декабря 2010 г. № 352-ФЗ ст. 2051 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) была дополнена третьей частью, предусматривающей ответственность за пособничество в террористическом акте как одну из форм содействия террористической деятельности.

Общественная опасность террористического акта, равно как и любого вида соучастия в его совершении, не вызывает сомнений, поскольку данные действия посягают на основы общественной безопасности. Взрыв, поджог и иные подобные им действия, образующие террористический акт, редко совершаются в одиночку.

Как правило, данное преступление предполагает стадию приготовления и участие двух и более лиц с распределением ролей между ними, в том числе с наделением кого-либо из них функциями пособника.

При этом общественная опасность террористического акта складывается вследствие совместных усилий, прилагаемых к его осуществлению всеми соучастниками этого преступления, причем пособничество может осуществляться не только в рамках предварительной преступной деятельности, но и выходить за них, обеспечивая реализацию умысла соучастников в выполнении объективной стороны данного состава преступления. Выделенные обстоятельства указывают на существование основы для формирования и совершенствования уголовно-правовых запретов на осуществление различных проявлений террористической деятельности, но вовсе не оправдывают привнесение любых изменений и дополнений в уголовное законодательство, осуществляемое под лозунгом непримиримой борьбы с терроризмом. Общественная опасность и распространенность террористических актов должны учитываться наряду с наличием либо отсутствием других критериев для выделения тех или иных форм содействия данным посягательствам в отдельные составы преступлений.

Не исключением является и пособничество в совершении террористического акта. Отметим, что установление уголовной ответственности за пособничество в совершении террористического акта само по себе нисколько не расширило сферу уголовной ответственности. Это объясняется тем, что пособничество является одним из видов соучастия в любом умышленном преступлении и влечет уголовную ответственность вне зависимости от того, выделена ли та или иная его разновидность в отдельный состав преступления в статье Особенной части УК РФ или нет.

Иначе говоря, ранее, вплоть до дополнения ст. 205 УК РФ частью третьей, ответственность пособника в совершении террористического акта следовала за ответственностью исполнителя данного преступления и квалифицировалась по той же части ст.

205 «Террористический акт», но со ссылкой на ч. 5 ст. 33 этого УК. Такая квалификация позволяла учесть фактические характер и степень общественной опасности пособнической деятельности во взаимосвязи с конкретной разновидностью террористического акта1. В настоящее время пособничество в совершении террористического акта любой разновидности квалифицируется по ч.

3 ст. 2051 УК РФ, что не позволяет соотнести ответственность пособника и исполнителя, взаимодействовавших в рамках осуществления одного и того же преступления.

Позиция законодателя, искусственно вырвавшего действия пособника из общего механизма совершения террористического акта, представляется нам необоснованной, способной приводить к нарушениям принципа справедливости при назначении наказания. Это обусловлено тем, что ч. 3 ст.

2051 УК РФ может одновременно необоснованно повышать или понижать уровень ответственности пособника по сравнению с ответственностью исполнителя террористического акта.

В санкции ч. 3 ст. 2051 УК РФ указывается наказание в виде лишения свободы на срок от 10 до 20 лет, тогда как санкции ст.

205 УК РФ предполагают больший диапазон при определении срока этого наказания.

По ч. 1 ст. 205 УК РФ террористический акт наказывается лишением свободы на срок от 8 до 15 лет, по ч.

2 этой статьи — от 10 до 20 лет, а по ч.

3 — от 15 до 20 лет или пожизненным лишением свободы. Кроме того, в санкциях ч. 2 и ч.

3 ст. 205 УК РФ указывается на обязательную сопряженность лишения свободы на определенный срок с ограничением свободы на срок от 1 до 2 лет, тогда как в соответствии с ч. 3 ст. 2051 УК РФ пособник в совершении террористического акта данному наказанию не подвергается. То есть потенциально пособник в совершении террористического акта, предусмотренного ч.

1 ст. 205 УК РФ, может понести более строгую ответственность, нежели его исполнитель, тогда как пособничество в совершении квалифицированных видов данного преступления (ч. 2 или ч. 3 ст. 205 УК РФ), наоборот, предполагает более мягкое наказание именно пособника.

Например, если пособник содействовал совершению террористического акта, который повлек умышленное причинение смерти человеку, он не может быть осужден к пожизненному лишению свободы, в отличие от исполнителя данного преступления. Та же проблема касается и подстрекателя к данному преступлению, который несет ответственность по ч. 1 или ч. 2 ст. 2051 УК РФ. Федеральным законом от 6 июля 2016 г.

№ 375-ФЗ ч. 3 ст. 205 УК РФ подверглась изменению в виде дополнительного указания еще на два преступления, к которым относится пособничество — захват заложника при отягчающих обстоятельствах (ч.

3 ст. 206 УК РФ) и организация незаконного вооруженного формирования (ч.

1 ст. 208 УК РФ), что также породило ряд проблемных вопросов в квалификации организованной террористической деятельности, сходных с перечисленными выше. Представляется, что установление уголовной ответственности за пособничество в совершении террористического акта, захвата заложника и организации незаконного вооруженного формирования в ч. 3 ст. 2051 УК РФ не имеет под собой научной основы, поскольку противодействие соответствующим деяниям было не менее и, пожалуй, даже более эффективным и без соответствующего дополнения Особенной части УК РФ за счет применения института соучастия в преступлении, позволяющего соотнести и дифференцировать ответственность пособника и других соучастников любого умышленного преступления с учетом ответственности его исполнителя .

Более того, примечание 1.1 к ст.

2051 УК РФ буквально повторяет определение пособничества в преступлении, содержащееся в ч. 5 ст. 33 УК РФ, нисколько не сужая и не расширяя его. Дополнение ст. 2051 УК РФ ч. 3 об ответственности за пособничество в совершении террористического акта, особо квалифицированного захвата заложника и организации незаконного вооруженного формирования является излишним уголовно-правовым запретом.

То же самое можно сказать и обо всей ст. 2051 УК РФ, поскольку все перечисленные в ней действия представляют собой разновидности соучастия в различных преступлениях террористического характера и могут быть квалифицированы по статье Особенной части УК РФ об ответственности за соответствующее посягательство со ссылкой на ч.

3, ч. 4 или ч. 5 ст. 33 этого УК, позволяя тем самым учесть фактические характер и степень общественной опасности таких действий во взаимосвязи с конкретным преступлением. Это лишь отдельные, наиболее явные проблемы квалификации террористических объединений в российском уголовном праве.

Библиографический список 1. Борисов С.В. Ответственность за финансирование экстремистской деятельности как новелла уголовного законодательства // Вестник Московского университета МВД России. 2014. № 11. 2. Иванцов С.В. Актуальные проблемы уголовной ответственности за организованные формы преступной деятельности // Актуальные проблемы уголовного законодательства России на современном этапе: Сб.

науч. тр. международ. науч.-практ.

конф. Волгоград. 12-13 мая 2016 г. / Отв. ред. В.И. Третьяков. Электронные данные — Волгоград: ООО «Бланк», 2016 3. Иванцов С.В. Организованные формы преступной деятельности: вопросы реализации уголовной ответственности / Развитие Российского права: новые контексты и поиски решения проблем: Материалы Московского юридического форума Х Международной научно-практической конференции (Кутафинские чтения).

В 4 ч. Ч. 3. — М.: Проспект, 2016.

4. Иванцов С.В. Пособничество в террористическом акте как форма содействия террористической деятельности // Безопасность бизнеса. 2017. № 2. 5. Иванцов С.В. Террористическая организация и экстремистское сообщество: вопросы квалификации / Материалы ежегодной Международной научно-практической конференции

«Социально- экономические и политические корни идеологии экстремизма и терроризма: проблемы интерпретации и противодействия»

(17 июня 2016 г.). — СПб.: Изд-во СПб. ун-та МВД России, 2016.

6. Иванцов С.В., Борисов С.В. Организованные формы экстремистской и террористической деятельности: регламентация и реализация ответственности // Общество и право.

2016. № 2. 7. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (научно-практический, постатейный). — 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред.

С.В. Дьякова, Н.Г. Кадникова.

— М.: ИД «Юриспруденция», 2015.

8. Федеральный закон от 2 ноября 2013 г.

№ 302-ФЗ

«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

// Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 44. Ст. 5641. 9. Федеральный закон от 3 ноября 2009 г. № 245-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в ст.

100 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 45. Ст. 5263. 10. Федеральный закон от 6 июля 2016 г.

№ 375-ФЗ

«О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности»

// Собрание законодательства Российской Федерации.

2016. № 28. Ст. 4559. 11. Федеральный закон от 9 декабря 2010 г. № 352-ФЗ

«О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации»

// Собрание законодательства Российской Федерации.