Главная - Право собственности - Смешивание кровей разных национальностей

Смешивание кровей разных национальностей


Смешивание кровей разных национальностей

Смешанная кровь: 10 самых красивых метисок современности — ФОТО


19 марта 2020 20:25

Говорят, от смешанных союзов рождаются самые красивые дети. Это мнение можно было бы оспаривать бесконечно, если бы не исследование университета Кардиффа, в ходе которого испытуемым были показаны фотографии более 1000 людей разных кровей, в том числе метисов. Их попросили выбрать наиболее привлекательные лица.

Так что вы думаете? Большинство выбрало метисов. Мы решили еще раз доказать это суждение и показать самых красивых метисок современности. Посмотрим? Адриана Лима: красавица обязана своей прекрасной внешностью французским, португальским и карибским предкам.

Милла Йовович родилась 17 декабря 1975 года в Киеве. Отец — Богдан Йовович, врач, серб по национальности родом из Монтенегро; мать — Галина Логинова, русская.

Анджелина Джоли приобрела кровь нескольких народов — чешского, английского (по отцу), франко-канадского (ирокезского) и греческого (по матери). Николь Шерзингер, место рождения: Гонолулу, Гавайи, 29 июня 1978. Национальность: гавайка, русская, филиппинка.

Меган Дениз Фокс родилась 16 мая 1986 года в американском штате Теннесси.

В её родословной присутствуют ирландские, французские и индейские корни. Шакира. Отец араб-ливанец и мать-колумбийка c испанской и итальянской кровью, дали ей имя, которое в переводе с арабского означает «благодарная», а на хинди — «богиня света».

Бейонсе. Отец Ноулз — афроамериканец, а мать — креолка (в роду были афроамериканцы, коренные американцы и французы) по происхождению. Ноулз дали имя в честь девичьей фамилии матери.

Сальма Хайек родилась в городе Коацакоалькос, штат Веракруc, Мексика.

Она дочь Дианы Хименес Медина, оперной певицы испанского происхождения, и Сами Хайек Домингеса, ливанца. Шарлиз Терон. По материнской линии актриса имеет немецкие, а по отцовской — французские и голландские корни. Камерон Диас. Родители смешанных кровей, мать — наполовину немка, наполовину англичанка и отец — кубинец, родившийся в США.

Камерон Диас. Родители смешанных кровей, мать — наполовину немка, наполовину англичанка и отец — кубинец, родившийся в США. Также имеет и индийские корни. Кейт Бекинсейл родилась в Лондоне в семье театральной и телевизионной актрисы Джуди Ло и известного телевизионного актёра Ричарда Бекинсейла.

Прадедушка Бекинсейл был выходцем из Бирмы.

Мэрайя Кэри. Она третий и самый младший ребенок Патрисии Хики бывшей оперной певицы ирландского происхождения, и Альфреда Роя Кэри — аэронавигационного инженера афро-венесуэльского происхождения. Джессика Альба родилась 28 апреля 1981 года в семье Кэтрин (урождённой Йенсен) и Марка Альба.

У матери Джессики есть датские и франкоканадские корни, а отец — американец мексиканского происхождения.

Натали Портман родилась 9 июня 1981 года в Иерусалиме. Предки актрисы по материнской линии — евреи из России и Австрии, а по отцовской линии — из Румынии и Польши. Кристина Мария Агилера. Мама Кристины, Шелли, по национальности ирландка, профессиональная скрипачка и пианистка.
Её отец уроженец Эквадора. Реклама 1 974 2 616 2 135 3 251 1 565 3 808 1 285 1 392 3 145 3 905 2 527 1 934 Популярное Новости Day.Az © 2020 Day.Az

В чем плюсы и минусы смешивания кровей разных национальностей?

Кровь не отражает интеллект, нравственность, таланты и т.

д. — это создается воспитанием и образованием, а не генами. Кровь отражает климат, т. е. температуру, погоду, набор продуктов питания, выносливость к боли. Поэтому чтобы человечество смогло выжить в любой климатической ситуации (жара, холод, засуха, повышенная влажность), нужно смешивать не кровь разных рас и народов (живущих в одной стране), а кровь жителей разных климатических зон (даже если они принадлежат к одной и той же расе и народу, судя по паспорту, но на самом деле всю жизнь прожили не в одной, а в двух разных климатических зонах, например, один — на юге России, а другой — на севере России, или один — в центре континента, в пустыне, а другой — на побережье моря, в лесу).А вот если речь идет не о смешивании крови / генов, а о смешивании культур двух разных народов / рас / религий, тогда это может привести к самым разным результатам, например:а) ребенок, выросший в семье русского и японки станет или русским, или японцем, т.
Поэтому чтобы человечество смогло выжить в любой климатической ситуации (жара, холод, засуха, повышенная влажность), нужно смешивать не кровь разных рас и народов (живущих в одной стране), а кровь жителей разных климатических зон (даже если они принадлежат к одной и той же расе и народу, судя по паспорту, но на самом деле всю жизнь прожили не в одной, а в двух разных климатических зонах, например, один — на юге России, а другой — на севере России, или один — в центре континента, в пустыне, а другой — на побережье моря, в лесу).А вот если речь идет не о смешивании крови / генов, а о смешивании культур двух разных народов / рас / религий, тогда это может привести к самым разным результатам, например:а) ребенок, выросший в семье русского и японки станет или русским, или японцем, т. е. будет жить по русским или японским традициям, смотря, кого из родителей он больше любил и уважал и хотел быть похожим на негоб) ребенок станет некой смесью русского и японца, допустим, во время обеда будет есть на первое борщ, а на второе — суши, любить русскую литературу и японскую музыку, дружить с русскими парнями и ходить на свидания с азиатскими девушками, и т.

д.в) ребенок станет человеком без национальности, т.

е. он будет сидеть в Интернетах, смотреть «Симпсонов» и «Масяню», пить пиво и глубоко чхать на литературу, кулинарию и прочую культуру русской, японской и всех остальных нацийА будет ли этот ребенок умным, гениальным и т.

д., зависит от многих факторов: здоровье, воспитание, образование, отношения с семьей, отношения с друзьями, кумиры, увлечения и т.

д. Ребенок из хорошей семьи может попасть в плохую школу (потому что у родителей нет денег на хорошую школу для ребенка) и стать дебилом (потому что учителя там не учат, а только калечат психику детей). Девушка из семьи интеллигентов может стать наркоманкой и шлюхой, чисто чтобы позлить родителей, потому что у нее с ними плохие отношения.

Ребёнок от родителей разных национальностей: происхождение метисов

Чрезвычайное этническое и расовое разнообразие стало возможным благодаря процессам миграции (переселения).

Глобально этот процесс начался в эпоху Великих географических открытий.

Тогда европейцы нашли пути в Индию, исследовали неизвестные земли Африки и Азии, а также открыли Америку, Австралию и Океанию. В те времена начался активный процесс метисации.

До этого представители каждой расы жили на своей земле и практически никогда не пересекались. Помимо географических открытий, массовые миграции провоцировали войны, распад государств, крупные катастрофы или просто плохие условия жизни.

Переезжая на новые земли, переселенцы часто вступали в брак с коренными жителями. Так и появились метисы.

На Земле царит удивительное биологическое разнообразие и люди — не исключение! В чём-то мы одинаковые, но в чём-то и сильно различаемся, и при смешивании получаются очень интересные сочетания, что и продемонстрировала фотограф Наира Оганесян в своём фотопроекте «Красота смешанных кровей».

Наира Оганесян: «Чаще всего дети берут лучшее от каждой нации, и мне всегда было очень любопытно за этим наблюдать: какой разрез глаз, цвет волос и форму носа унаследует ребенок. И природа умеет каждый раз приятно удивлять. Я долго носила эту мысль в голове, а потом в одну минуту просто взяла и написала объявление в одну родительскую группу, что ищу разнонациональных детей для проекта.

Откликнулось, на мое удивление, более 200 родителей. Мне было очень сложно отбирать, ибо все дети по-своему очаровательны, поэтому я поставила себе определенные ограничения и старалась их соблюдать. Например, возрастные — мне нужны были детки в возрасте 6–9 лет, хотя бы потому, что они могут сидеть спокойно.

Или я старалась не брать детей с одинаковой „смесью“, хотя соблазн был велик и я даже один раз не удержалась». Приглашаем своих читателей взглянуть, что же у Наиры получилось в итоге. Майя, 5 лет. Папа — русский, мама — армянка

Даниэль, 6.5 лет.

Папа — нигериец, мама — русская

Лукьян, 5 лет.

Папа — украинец/русский, мама — туркменка/татарка

Ксения, 9 лет.

Папа — немецкий еврей, мама — русская/татарка

Вагиф, 9 лет.

Папа — азербайджанец/русский, мама — армянка/русская

Тимур, 7 лет. Папа — азербайджанец, мама — русская

Ева, 5 лет. Папа — кореец, мама — русская/украинка/еврейка

Лукас, 5 лет.

Папа — бельгиец, мама — русская

Сальма, 4,5 года. Папа — узбек, мама — армянка

Даниил, 7 лет.

Папа — татарин, мама — грузинка

Анна, 8 лет. Папа — армянин, мама — русская

Леон, 5 лет. Точная национальность неизвестна

Алиса, 5 лет.

Папа — русский, мама — узбечка/татарка

Доминик, 6 лет. Папа — грузин/татарин, мама — осетинка

Элиза, 5 лет.

Папа — армянин/грузин, мама — русская

Нравится? Жми: Разделы:

LJ Magazine

Запись опубликована .

Вы можете оставить комментарий здесь или в . В обыденном сознании принято считать, что смешение рас допустимо и даже полезно, причём в этих случаях, обычно, прикрываются авторитетом науки.

От одних можно услышать, что метисы (по научному — гибриды) разных рас умные (вариант – красивые), более образованные что-то скажут об инбридинге и аутбридинге (применительно к антропогенезу) и, что в следствие возможной рецессивности генов особей из генетически близких популяций непременно наступит «вырождение» всей популяции.

Но, пожалуй, во всех случаях, повторюсь, авторитет науки будет выступать основным аргументом в пользу защитников теории смешения.Но так ли это? Ответ, понятно, могут дать только первоисточники, и если речь идёт о «последних данных науки», то желательно самого последнего времени.

Вот поэтому хотел бы представить максимально небольшие выдержки из следующих научных работ: Спицына Н.Х.

Демографический переход в России: антропогенетический анализ; Ин-т этнологии и антропологии им.

Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. – М.: Наука, 2006 и Георгиевский А.Б. Эволюционная антропология (историко-научное исследование).

СПб.: Издательство «Нестор-История» (под эгидой РАН), 2009. Причём из приводимых авторами ссылок явствует, что чем ближе к современности та или иная работа, послужившая авторам источником, то тем более эти источники настроены скептически к полезности аутбридинга (и даже межнациональных браков, как его крайнего проявления) или вообще утверждают его вредность и даже разрушительность.Хотя в околонаучной и популярной литературе до сих пор находятся утверждения типа

«аутбридинг позволяет объединить в одном организме гены, ответственные за ценные признаки различных особей»

. Но это не так, причём на мой взгляд, совершенно.

Та же наука постоянно подчёркивает, что аутбридинг приводит к явлению когда совокупность полезных генов «размывается» (в полном соответствии с законами Менделя) до гетерозиготного состояния, до неспособности к проявлению фенотипически, т.е. практически никаких «ценных признаков» проявляться не будет. Другой довод защитников аутбридинга (противоречащий первому) заключается в том, что смешение приводит к «размыванию» вредных или ненужных (т.е.

рецессивных) свойств генотипа. Но ведь «размываются» не только рецессивные признаки, которые и так «подавлены», но и доминантные, благодаря которым популяция и состоялась на данной территории.

Причём, понятно, что доминантные являются преимуществом данной популяции на данной территории.

Поэтому для получения здорового потомства необходимо, чтобы и отец и мать имели сходный генотип, наработанный в одних и тех же природных и исторических условиях.В смешанных браках устоявшийся комплекс генов разрушается, а новый комплекс оказывается заведомо биологически слабее — ведь он не прошел тысячелетнюю обкатку. Отсюда массовая зависимость современного (аутбредного) населения больших городов от медицины, которая со временем может приблизиться к абсолютной. Именно следствие длительного инбридинга (опять же в согласии с законами Менделя) есть освобождение генома популяции от генетического груза, рафинирование полезных свойств в гомозиготных наборах.

Да, соединение двух отрицательных аллелей, в рецессивном виде свойственных популяции, скорее всего, и приведёт к появлению неполноценного потомства. Но ведь очевидно, что преобладающим является сложение доминантных признаков. Поэтому разного рода «юродивые», младенческая смертность и т.д.

и есть плата популяции за закрепление своих лучших свойств. Но эти «юродивые», как правило, не оставляют потомства, поэтому «вырождаются» только они сами, унося с собой свои «вредные» гены.

Так и происходит естественный «вывод» рецессивных генов в родственной, с каждым поколением всё более гомозиготной популяции. При этом оставшееся потомство, если оно выглядит здоровым оно и является таковым в отличии от гетерозиготного брака где внешнее здоровье не гарантирует от скрытых генетических поражений.

Т.е. инбридинг если научно, то это ни в коей мере не «вырождение», а «закрепление», причём, повторюсь, закрепление наиболее адекватных требованиям среды свойств.Первая рассматриваемая работа принадлежит известной современной исследовательнице само имя которой имеет непосредственное отношение к интересующей проблеме – Спицына Наиля Хаджиевна.

Т.е. инбридинг если научно, то это ни в коей мере не «вырождение», а «закрепление», причём, повторюсь, закрепление наиболее адекватных требованиям среды свойств.Первая рассматриваемая работа принадлежит известной современной исследовательнице само имя которой имеет непосредственное отношение к интересующей проблеме – Спицына Наиля Хаджиевна. Между прочим, супруге крупнейшего авторитета в области биохимии человека В.А. Спицына, который, в свою очередь, сам подчеркивал, например, что

«каждая из крупнейших рас обладает характерным, свойственным только ей одной генным комплексом гаммоглобулинов и щелочной фосфатазы плаценты»

(взято из интернета).

И то, что, в виду указанного выше, Н.Х.

Спицына подвергает сильному сомнению «полезность» межнациональных браков делает честь её научной добросовестности.

Вот только один отрывок из указанной работы (стр. 156): «Начиная с XX в. в России, как и во всём мире, усиливается тенденция неуклонного роста пропорции межнациональных браков и увеличения расстояния между местами рождений супругов. Происходящий технический прогресс совершенствует средства сообщения и связи, сокращает географические расстояния и способствует возрастанию миграционной активности масс.

В свою очередь, изменения демографической структуры, связанные с аутбридингом и брачной ассортативностью, сопровождаются изменениями генофондов популяций. Этот процесс чрезвычайно сложен для изучения, генетика последствий аутбридинга нуждается в дальнейших современных исследованиях.В генетическом отношении потомки из межнациональных браков отличаются повышенной степенью индивидуальной гетерозиготности, приводящей к росту показателей общей гетерозиготности популяций.

В этом плане представляют интерес исследования связи генетико-демографических процессов с показателями репродуктивной функции женщин, проведённые в г. Алма-Ата (Куандыков Е.У. и др., 1988; 1990).Результаты показали выраженную в популяции тенденцию планирования размеров семьи.

Для однонациональных браков характерна также сходная частота самовоспроизвольных абортов. По сравнению с ними в группе смешанных браков выявлены существенные различия в показателях репродуктивной функции.

Так, частота ранних спонтанных абортов в однонациональных браках составила 4,19%, в межнациональных – 6,25% (χ2 = 33,90; Р < 0,01) и межрасовых – 7,2% (χ2="25,18;" р>< 0,01). различия обнаружены и в частоте поздних спонтанных абортов, которая составила соответственно 1,35; 1,95 и>По мнению Е.У.

Куандыкова, брачная дистанция является одним из важнейших факторов, оказывающих влияние на показатели репродуктивной функции индивидов.

Отклонения от оптимального уровня генетического полиформизма в популяции как в сторону снижения, которое наблюдается при инбридинге, так и повышения при аутбридинге способствует нарушению репродуктивной функции. В частности, об этом свидетельствует повышение частоты самовоспроизвольных абортов.

Было выявлено также достоверное увеличение частоты врождённых пороков развития среди детей, рождённых в межнациональных браках. Автор приходит к выводу, что в современных городских популяциях Казахстана наряду с инбредной депрессией имеет место и аутбредная депрессия. Повышение частоты спонтанных абортов в межэтнических браках, а также браков с максимальной брачной дистанцией являются следствием увеличения генетического полиформизма и нарушения генетического гомеостаза».Второе свидетельство взято из монографии маститого специалиста по теории эволюции профессора А.Б.

Георгиевского — Эволюционная антропология (историко-научное исследование). На стр. 70-71 автор пишет: «В общебиологической литературе давно сложилось мнение о пользе аутбридинга и вреде инбридинга, подтверждённое, казалось бы, множеством экспериментов и натурных наблюдений.

Вместе с тем, имеется достаточно фактов отсутствия депрессии и даже биологического процветания у инбредных микропопуляций, в том числе у приматов. Ответ на вопрос о пользе или вреде инбридинга, таким образом, остаётся в альтернативных вариантах, усиленных весьма противоречивыми фактическими данными.

Давнюю историю имеет дискуссия вокруг этого вопроса и по отношению к человеку (Mjoen, 1925; Dahlberg, 1925; Cotterman, 1941; Chorpa, 1972).В популяционной антропологии сложилась парадигма, что аутбридинг является положительным процессом для повышения гетерозиготности генофонда, обогащения наследственности (гетерозис), укрытия вредных рецессивных аллелей в гетерозиготах, усиления рекомбинативной изменчивости (Дубинин, Шевченко, 1976; Halse, 1957). Более детальный сравнительный анализ инбредных и аутбредных популяций показывает, что ситуация намного сложнее. Последствия аутбридинга, в частности при интенсивном смешении современных популяций, остаются мало исследованными, но принимаются apriori за весьма положительные.

Один из убеждённых оппонентов этой точки зрения Н.П. Бочков пишет:

«Общие соображения о преимуществах гетерозиготных состояний для человека, приводящих к снижению частот рецессивных заболеваний, остаются недоказанными, и можно привести данные противоположного характера (разрушение комплекса генов, повышения уровня спонтанного мутационного процесса при гетерозиготизации и т.д.)»

(Бочков, 1978, с.

172-173). И далее общее заключение:

«Исследования эффектов аутбридинга в человеческих популяциях могут и должны дополнять исследования по инбридингу»

(Там же). Из приведённых слов следует, что аутбридинг может играть негативную роль и притом весьма существенную.Во всяком случае, нет доказательств абсолютной вредности инбридинга и, напротив, имеются данные обратного порядка.

По исследованиям А.Г. Гаджиева (1972) микроизолятов Дагестана, в зонах наиболее интенсивного инбридинга наблюдается максимальное увеличение и высокий уровень физического развития, т.е. нет даже следов дегенерации». Далее автор пытается дать понятие адаптивной «нормы» в популяции для определения границы её оптимального состояния и со ссылкой на И.И.

Шмальгаузена привёл в качестве одного из примеров «оптимальную (статистическую) жизнеспособность новорождённых детей с усреднённым весом. После многочисленных подтверждений данная закономерность стала достоянием учебной литературы.Приведённые материалы очень существенны для разрешения споров о вреде или пользе инбридинга.

При исследовании родословных у детей с крайними фенотипическими вариантами и детей в диапазоне средней нормы реакции, оказалось, что в первом случае их родители были преимущественно из географически отдалённых популяций, во втором – браки заключались в пределах исторически сложившейся системы популяций, в частности русского населения на центрально-европейской территории (Алтухов, 1987)».Далее на стр.

При исследовании родословных у детей с крайними фенотипическими вариантами и детей в диапазоне средней нормы реакции, оказалось, что в первом случае их родители были преимущественно из географически отдалённых популяций, во втором – браки заключались в пределах исторически сложившейся системы популяций, в частности русского населения на центрально-европейской территории (Алтухов, 1987)».Далее на стр. 140 А.Б. Георгиевский касаясь вопроса эволюции палеоантропа объясняет причину как распространённости идей о «полезности» аутбридинга, так и усиленным внедрением идей «африканского» происхождения сапиенса (т.н.

«концепция моноцентризма») господством «идеологических установок на признание моноцентрической концепции, объединяющий биологический вид человека в одно целое на принципе равенства рас». В свою очередь автор выдвигает свою концепцию «широкого моноцентризма», предусматривающую дальнейшую (и после выхода из Африканского «очага») эволюцию человека и появления, таким образом, новых «очагов» дальнейшего антропогенеза. И эта концепция, по его мнению, должна устроить «идеологов от науки и не только от науки» (там же).Таким образом, «авторитет науки» не только не подтверждает (и при всём многолетнем давлении всевозможных «идеологов», в т.ч.

и в самой научной среде) казалось бы безусловную пользу смешения рас. Как видно выше, именно современная наука смело поставила под сомнение полезность аутбридинга, подобравшись в своём скепсисе вплотную к слишком долго табуированной теме негативных последствий расового смешения.Dz

Особенности смешанных браков между расами

Человек представляет собой один биологический вид, но, тем не менее, все мы абсолютно разные.

Человеческая раса — определенная категория людей, которые обладают рядом сходных признаков, передающихся по наследству. Само понятие расы дало толчок движению расизма. В его основе лежит уверенность в генетическом различии представителей рас.

Большинство исследований, проведенных в прошлом веке, показало, что невозможно генетически разграничить представителей всех существующих рас. Некоторые отличия проявляются только внешне.

Причем их разнообразие может объясняться особенностями среды обитания. К примеру, белокожесть способствует лучшему и правильному усвоению витамина D. Она появилась вследствие дефицита дневного освещения в северной части земного шара.

А вот смуглая или темная кожа — результат проживания в жарких частях планеты.

На формирование отличительных внешних особенностей человека влияют не только климатические, но и географические факторы. Именно они во многом определяют понятие расы.

Помимо этого, также непосредственное влияние оказывают культурные, социальные и политические факторы. Последние способствовали тому, что появились смешанные и переходные расы, еще больше размывая все существующие границы.

Невзирая на общую нечеткость понятия, специалисты до сих пор пытаются разобраться в том, почему все мы такие разные. На данный момент есть большое количество концепций классификации.

Все они сходятся на одном единственном мнении: человек является уникальным биологическим видом Homo sapiens. Невзирая на это, он представлен подвидами или, как еще выражаются, «популяциями».

По внешним признакам выделяют четыре основных типа: негроидный, австралоидный, монголоидный и европеоидный.

Последний очень часто подразделяют на северных (светлая кожа и волосы, голубые или серые глаза) и южных (смуглая кожа, темные волосы и глаза). Монголоидная раса отличается раскосыми глазами, ярко выраженными скулами, жесткими прямыми волосами, а также минимальной растительностью на теле.

А вот австралоидная раса продолжительное время относилась именно к негроидной. Немного позднее выяснилось, что их представители имеют существенные различия во внешности. По внешним признакам к ней гораздо ближе веддоидная и меланезийская расы.

Негроидная и австралоидная расы имеют некоторую схожесть в том плане, что у их представителей темный цвет кожи, достаточно широкий нос, а также карие глаза. Некоторые австралоиды могут отличаться: они имеют достаточно светлый цвет кожи. От негроидов они отличаются обильным волосяным покровом и не такими кудрявыми волосами.

Чистота крови: что несет расовое смешение народов

Гладя на межнациональные споры, особенно если спорящие относятся к родственным народам, часто можно видеть, что, желая доказать неполноценность той или иной нации (чужой, конечно), ее обвиняют в том, что она на самом деле мешаная-перемешанная. Своя же нация преподносится как образец расовой чистоты.

Примеры таких споров приводить не буду, ибо список бесконечен.Между тем, если присмотреться, то получится такая картина: заявлять о расовой и этнической «чистоте» своего народа – это примерно то же самое, что расписаться в его слабости, а заодно в собственной необразованности. Начнем с последнего: только необразованный в данном вопросе человек может верить в чистоту нации.

Все те, кто не на удаленном острове проживают, давным-давно смешались с соседями и продолжают смешиваться.

Поэтому претензии на чистоту крови – банальное вранье.

Исключение составляют народы, которые, опасаясь более сильных соседей, спрятались где-нибудь в медвежьем углу, и нос высунуть опасаются. У таких да – кровь чище, чем у тех, кто понапористей будет.Если же присмотреться к судьбам родственных народов, то можно будет заметить, что в большинстве случаев преимущество получают те из них, кто активно ассимилировал другие народы и контактировал с ними в самых разных смыслах.Взять, к примеру, англичан: по сути это смесь коренного кельтского населения, к которому примешались римляне и германцы (вроде бы туда еще и славяне с юга Балтики визиты наносили и даже сарматы). Думаю, подвергать сомнению величие этой нации и ее творческий потенциал не станет никто.То же самое можно сказать о такой яркой нации как испанцы (потомки кельтиберов, римлян, арабов, евреев, германцев, берберов и все тех же сарматов).

Французы – потомки кельтов-галлов, римлян, германцев, сарматов, плюс различные влияния по регионам. Итальянская нация начала складываться еще в римскую эпоху, когда Италию наводнили выходцы со всех концов Римской империи.

После ее падения в этот коктейль добавились все те же германцы. Если же говорить о германских народах, то кроме англичан, чемпионами по смешиванию будут еще немцы и австрийцы, которые контачили главным образом со славянами, балтами и финно-уграми.

Обе нации сделали выдающийся вклад в культуру и науку.

Противопоставить им можно такие относительно чистые народы как исландцы, норвежцы, или шотландцы.

Народы, конечно хорошие, но в культурном и научном плане на фоне вышеперечисленных они явно проигрывают.Можно посмотреть и на то, как изменялась судьба народа, когда он отказывался от культа собственной национальной идентичности и становился более открытым миру.

Хороший пример – арабы. Пока они жили в своем тесном мирке, они были нацией никому не интересных скотоводов. Когда же они стали активно смешиваться с окружающими народами, стали впитывать чужие наработки, они в кратчайшие сроки создали то, что и принято считать высокой арабской культурой, а заодно сделали впечатляющий вклад в науку.Примерно то же самое можно сказать о евреях, которые по-настоящему ярко проявили себя тогда, когда вышли за рамки национального. Увы, древние евреи малоинтересны.

Средневековые – уже чуть интереснее, но славу этому народу принесли более поздние и уже не слишком чистые в расовом отношении мыслители Нового и Новейшего времени. В свое время ирландцы массово мигрировали в Америку, где с кем только ни смешивались. Их потомков в современных США, пожалуй, больше, чем в самой Ирландии.

Можно по-разному оценивать достижения американцев, но то, что они есть – это факт, и вряд ли что-то станет утверждать, что Америка в научном и культурном плане проигрывает Ирландии.

Вывод: уж если гордиться, то как раз тем, что твой народ сумел ассимилировать другие. В конце концов, способность ассимилировать другие этнические группы говорит о силе народа.

А чистотой крови пусть хвалятся те, кто просто банально никому не нужен.Если тема народов вам интересна – рекомендую посетить этот .

Собранная там информация более чем интересна, как и фото.

Смешение кровей

VOX POPULI 30 июля, 2014 13:19 Facebook Вконтакте Телеграм Инстаграм WhatsApp Казахстан часто называют многонациональной страной. И именно у нас можно встретить людей, в чьих жилах намешано много разных национальностей.

Виктор Магдеев решил узнать, что это значит на деле.

Эрика Ромеро, 21 год, журналистка, главный редактор сайта Nespi.kz: – Мой отец – мексиканец, а мама – казашка.

Отец говорил, что в его родне были французы, испанцы и евреи. Родители мамы были против их брака, так как она, будучи казашкой, должна была выйти за казаха, и сильно обижались. Но с моим появлением на свет все изменилось.

Я никогда не сталкивалась с проявлением злобы. Когда я была маленькая, всем детям было любопытно, почему у меня такие имя и фамилия, все хотели дружить со мной.

Когда я выросла, то однажды родители одного из парней,с которым я встречалась, прошлись по теме «не чистая казашка», но мне было скорее смешно, чем обидно от этого. Я не придаю значения национальности, цвету кожи или глаз, потому что моя собственная принадлежность к национальности сильно размыта. Я не стала указывать национальность в паспорте.

Я не знаю, казашка я или мексиканка.

Не могу сказать, что чувствую себя казашкой на все сто процентов (как и мексиканкой). Не думаю, что это плохо, наоборот, я рада, что совершенно разные культуры и разные темпераменты смешались во мне.

– Я не знаю, за кого хотела бы выйти замуж.

Влюбляться могу в кого угодно, неважно, казах он, мексиканец, афроамериканец или японец. Меня постоянно спрашивают о национальности таксисты, охранники, люди, с которыми я сталкиваюсь по работе.

Немного надоедает, но в целом привыкла.

Однажды один американец, друг моей коллеги, подсел за наш столик на вечеринке и стал высказываться о мексиканцах, что, мол, они обезьяны, уголовники, и у них это в крови. Он уехал за тысячи километров от родного дома и чувствовал себя в полной безопасности, говоря такие глупости.

Когда ему сказали, что я наполовину мексиканка.

Нужно было видеть его лицо! Он краснел и пытался выкручиваться как мог, но, конечно, опозорился. Больше его на вечеринки не звали.

Наргиз Худайбердиева, 19 лет, студентка Almaty Management University: – Во мне течет кровь четырех национальностей: уйгурская и татарская с папиной стороны, турецкая и русская – с маминой. Хотя дедушка по маминой линии еще и с грузинской кровью, а прабабушка по маминой – донская казачка.

По паспорту я уйгурка. В нашей многонациональной стране как минимум каждый третий – метис, поэтому редко встретишь косые взгляды.

Но при знакомстве обычно интересуются моей национальностью.

В таких случаях я отвечаю: «А как ты думаешь?». И тут начинается викторина. Многие угадывают, очень часто примешивают узбекскую кровь. Я была на курсах английского в Великобритании, в колледже, в который съезжаются подростки со всего мира.

Так вот, испанцы и латиноамериканцы принимали меня за свою.

Все были в шоке от количества кровей, текущих во мне. Girl from Kazakhstan, who speaks Russian, looks like Spanish/Columbian, with Turkish name! –

«Девочка из Казахстана, которая говорит на английском, выглядит как испанка/колумбийка, с турецким именем!»

.

Девочки из Италии сказали, что мое имя очень популярно в Италии и Испании. Они называли меня Нарцисс.

– За кого я хочу выйти замуж? У меня нет никаких национальных критериев при выборе мужа.

При смешении кровей детки получаются до безумия красивые.

Да и родители со мной солидарны, так как сами являются плодами многонациональной любви.

По мне национальность – это принадлежность к какой-то части истории, и эта принадлежность не должна ставить какие-либо рамки в твоей жизни.

Все мы дети мира и должны с уважением относиться к людям, какой бы национальности они ни были.

Алексей Ефимченко, 25 лет, работает в магазине Docku Bordhouse: – Во мне течет три крови: русская, немецкая и украинская, но по паспорту я русский. Большинство моих родственников живут в Германии, а в Алматы только я, мама, мой двоюродный брат и тетя. В жизни мне всегда было просто, я никогда не обращал внимания на то, что во мне столько разных кровей.

– Бывало, в школе все смеялись над тем, что я фриц, а я поддерживал шутку и смеялся вместе с ними.

С девушками всегда было просто, никто никогда не придирался к национальности.

А вообще мне нравятся азиатки.

Адэлла Каталуфа, 23 года, графический дизайнер: – Во мне 4 национальности: уйгуры, евреи, белорусы и ингуши. Первые три – от мамы, а ингушка я по отцовской линии. Когда я жила в Питере, в параллельном классе были мальчики, которые на переменах любили кричать мне вслед «черномазая», но меня это нисколько не обижало.

Я понимала, что приехала из другой страны и выделяюсь на фоне остальных.

Тем более они меня лично не знали, а мои одноклассники, наоборот, всегда говорили, что у меня необычная внешность. Когда я училась в Москве, проблем с этим не было.

– В моей внешности есть большой плюс: когда я приезжаю в другую страну, меня часто принимают там за свою, – так было в Испании, Индонезии, Италии.

Зачастую один из первых вопросов, когда со мной кто-то знакомится, о моей национальности. Мой парень – казах, а вообще никаких критериев у меня нет.

Ничего плохого в смешении кровей я не вижу. Думаю, через много лет чистокровных людей будут единицы.

Уэдраого Амината Айша, 21 год, студентка факультета журналистики Казахского национального университета им.

аль-Фараби: – Моя мама – казашка, а папа из Буркина Фасо, в паспорте написано, что я казашка.

В начале 90-х мой отец приехал сюда учиться, окончил юридический факультет Казахского национального университета им. аль-Фараби, где, собственно, мои родители и познакомились. Ну а в результате появилась я.

Папа назвал меня Амината в честь своей мамы, то есть моей бабушки. Когда мне было 2,5 года, мы уехали из Алматы всей семей к отцу на родину, в Буркина Фасо (столица – Уагадугу). Буркина Фасо – бывшая колония Франции, поэтому разговорный язык там французский (им я владею в совершенстве), а государственный язык – море.

В детстве я понимала его неплохо, но, к сожалению, уже забыла. Я росла, ходила в садик, затем в школу.

У меня было очень много друзей разных национальностей: французы, сенегальцы, камерунцы, русские. Когда я была маленькой, ребята во дворе часто называли меня «насара бига», что с языка море переводится как «ребенок белого».

Это было вовсе не дискриминационное отношение ко мне, просто в тот период и в том районе, где мы проживали, жители нечасто видели белых людей.

Поэтому им просто нужно было как-то по-особенному назвать меня. Чуть позже у меня родился братик.

Мы с семьей часто путешествовали по Европе, по другим африканским странам, а каждые два года обязательно приезжали в Казахстан.

В ауле меня с нетерпением ждали аташка с апашкой и другие родственники, они меня просто обожают.

Все жители этих аулов знали меня и часто приглашали нас в гости.

В Буркина Фасо мы прожили 9 лет.

– Когда мы переехали навсегда в Казахстан, я не говорила по-русски, знала только такие слова, как «привет», «здравствуйте». У меня способность к языкам, и за 3 месяца в школе я выучила русский язык почти так, как владею им сейчас. Позже я начала говорить по-казахски на уроках в школе, а потом и с родственниками дома.

Далее я стала посещать курсы английского языка. Сейчас учусь на факультете журналистики.

Знание четырех языков (русский, французский, английский, казахский) мне очень пригодилось. Планирую продолжить обучение за границей. Но жить останусь в Алматы, люблю этот город.

В школе меня никогда не дразнили, наоборот, у меня было много друзей, все всегда хотели со мной познакомиться, а учителя меня очень любили и ставили в пример. Меня часто спрашивают, где все-таки моя родина – Казахстан или Буркина Фасо? Всегда отвечаю, что у меня две родины, и люблю я их одинаково.

Я горжусь тем, что наполовину буркинабе и казашка, ведь во мне всегда будет течь кровь двух сильных и абсолютно разных национальностей.

Михаил Коржавин, 24 года, шесть лет работает аниматором: – Во мне 4 крови, так как мои родители метисы.

Моя мама наполовину татарка, наполовину украинка, а отец наполовину кореец, наполовину русский. В детстве меня часто спрашивали, кто я по национальности, потому как явной принадлежности не видели, и тогда я отвечал:

«У меня мама – украинка, папа – кореец, а я – татарин»

.

Когда пришла пора получать удостоверение, была проблема с выбором национальности, и поэтому на семейном совете я решил вписать «украинец» в память о дедушке, которого с нами уже нет. Сейчас же, в более зрелом возрасте, я немного теряюсь, услышав этот вопрос, потому как всем своим национальностям я рад.

И поэтому отвечаю, что я – чистокровный метис.

– Иметь принадлежность к разным национальностям – это здорово. Это значит, быть частью разных культур, знать традиции и обычаи разных народов, владеть несколькими языками. И конечно, особенно приятно, что, когда мы собираемся вместе, можно попробовать разную кухню.

Я люблю свою многонациональную семью, у нас никогда не бывает разногласий, особенно в межнациональных вопросах.

Сейчас я женат на немке, и у наших детей будет еще большее смешение.

Дария Абдухабарова, 24 года, занимается дизайном: – Если я не ошибаюсь, то во мне 4 крови: казахская, украинская, татарская и еврейская. С маминой стороны казахско-татарская часть, а со стороны отца украинско-еврейская. Несмотря на такой микс, у меня все же более восточное воспитание.

Когда я родилась, меня хотели назвать Карлыгаш, но аже сказала: «Какая же она Карлыгаш?!». И предложила назвать Дарией. Я благодарна ей за такое красивое имя, но когда меня называют Дарьей или Дашей, очень злюсь и могу даже проигнорировать обращение.

А друзья в шутку называют меня ДариГа (с украинским акцентом).

Я горжусь и с любовью вспоминаю своего аташку – выдающегося человека в мире спорта, двукратного чемпиона мира по греко-римской борьбе Казбека Файзрахмановича Карамуллина.

Он воспитал во мне много положительных черт.

– Мое детство было похоже на сказку «Гадкий утенок»: казахские дети играли только друг с другом, русские тоже не принимали меня в свой круг, и мне приходилось всегда играть в одиночестве или рисовать, что способствовало развитию воображения.

Зато сейчас у меня много друзей.

Когда парни со мной знакомятся, то сразу же всплывает вопрос национальности.

Меня это не обижает, скорее утомляет, потому что можно было бы начать общение с чего-то более интересного.

Я выйду замуж за мужчину, с которым у нас будут общие интересы, желания и схожее отношение к жизни.

Национальных критериев нет, есть критерии высокого IQ!

Аделеке Лейла, 20 лет, студентка МАБ: – Мой папа из Нигерии, дедушка с маминой стороны – иранец, а бабушка – азербайджанка.

Я родилась и выросла в Алматы.

По паспорту я нигерийка. Мои родители познакомились, когда были студентами.

Они встретились на телеграфе, когда пытались дозвониться до своих родных. К сожалению, ни у одного из них ничего не получилось.

Папе понравились мамины волосы и глаза. Они разговорились и договорились встретиться. Через две недели маме нужно было возвращаться домой, в Туркмению, папа, провожая ее, пообещал, что сделает все, чтобы они были вместе.

Он уговорил ее переехать в Алматы после окончания учебы. Они стали жить вместе и вскоре поженились, через три года родилась я. Родителям пришлось через многое пройти – от непонимания со стороны их семей до насмешек лучших друзей.

Они пережили взлеты и падения, но прожили вместе 11 лет.

– Я сталкивалась с насмешками, но благодарна маме за то, что она научила меня с этим справляться. Я рано осознала, что лучший способ не быть обиженной – это просто не обращать внимания.

Мама учила меня представлять себя за звуконепроницаемым стеклом, сейчас я учу этому своих братишку и сестренку. Учу их тому, что любой незнакомец может спросить о национальности, потрогать волосы, попросить сфотографироваться.

Чаще всего задают одни и те же вопросы, одно время думала сделать карточки с ответами на них и раздавать, если вдруг кто-нибудь начинает интересоваться, кто я по нации и где родилась, с рождения ли кудрявые волосы и можно ли их потрогать. В детстве, когда у моей мамы спрашивали, почему я такая кудрявая, мама отвечала, что сразу после рождения повела меня на химическую завивку.

Иногда тоже придумываю разные истории о том, что переборщила с солярием или что только летом такая смуглая – ближе к зиме белею. Друзья всегда удивляются, почему я здороваюсь с незнакомыми африканцами или мулатами. На самом деле я и сама не знаю, просто так заведено – сразу ощущаешь некую поддержку.

Я редко задумываюсь о национальности моего будущего мужа. Можно сказать, что не придаю этому большого значения.

Главное ведь не цвет кожи, а то, что является менее поверхностным. Папа говорит, главное, чтобы был образованным, а мама – чтобы любил и уважал.

Наталия Цой, 39 лет, в детстве носила фамилию отца Котова, менеджер по пиару компании «Амиран»: – Во мне три крови: корейская, русская и белорусская. Корейская – с маминой стороны, русская и белорусская – с папиной.

По паспорту я кореянка. Всех всегда удивляло, почему меня зовут Наташа, так как внешность совсем не Наташина – темные волосы, темно-карие глаза с непонятным разрезом. Корейцы тоже не сразу принимают за свою – ростом пошла в папу, уже в 5-м классе стала под 180 см.

Помню, и в школе, и в колледже сталкивалась с одной и той же проблемой: когда новый учитель начинал знакомиться с классом, читая фамилии в журнале, то на мне вечно была заминка – преподаватель называл мою фамилию, а когда я вставала, говорил:

«Сядьте, когда подойдет ваша очередь, тогда и вызову!»

. Так могло повторяться несколько раз до тех пор, пока до него не доходило, в чем дело.

Естественно, мы, дети, молчали до последнего и наслаждались моментом.

– Вопрос национальности при выборе мужчины никогда не стоял. Полукровкам проще в этом плане – не надо бороться за чистоту крови. Хотя в душе я все-таки больше кореянка, чем русская.

Люблю корейскую кухню, отношения в семье у нас тоже построены на принципах восточных предков, скорее всего, потому, что моя мама-кореянка с детства прививала ценности своего народа. От отца мне досталась любовь к русским народным песням.

Уже будучи взрослой, выступала организатором одного крупного мероприятия, на шее, как положено, висел бейдж с именем, фото и указанием должности. И каждый приглашенный сначала внимательно смотрел на бейдж, потом на меня, потом снова на бейдж, а после такого пристального сканирования обязательно спрашивал: «Где найти Наталию?». После моего ответа обязательно следовал:

«Странно, а почему у вас волосы не светлые и глаза не голубые?»

.

И завершали свою речь таким образом: «И вообще, странная такая, вводит в заблуждение!». А совсем недавно произошла смешная история.

По телефону договорилась о встрече, предварительно представившись.

Когда эти люди пришли на встречу, то уставились на меня, как на космического пришельца:

«Ничего себе, вы ТАКАЯ высокая, да и глаза у вас ОЧЕНЬ большие, не корейские, нельзя же так людей путать»

.

Вот такие мы нестандартные, метисы, всех путаем, под общепринятые критерии не попадаем.

Саного Мелина Амаду, 17 лет, модель: – Мой папа – малиец, мама – русская. Папа родился в Мали в большой семье и упорно учился, старался, чтобы именно его отправили получать высшее образование.

Его мама это видела и отправила в Алматы. Моя мама родилась здесь. Когда ей было 17 лет, подруга познакомила ее со своим парнем-африканцем и его другом, моим будущим папой.

Через год мои родители поженились, а их друзья – нет.

А через 9 месяцев родилась я.

– Я родилась белокожей, с прямыми волосами и была такой до года! Поэтому все думали, что я казашка.

Потом я потемнела, волосы стали завиваться.

Люди удивлялись, почему я на маму вообще не похожа, думали, что мы неродные. Дети в школе вроде нормально воспринимали меня, но вот на улице, бывает, встречаются дикие люди, показывают пальцем и кричат: «Кара!». Хотя сами порой темнее меня. Я к этому спокойно отношусь, мне просто смешно смотреть на таких людей.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter Поделись Facebook Вконтакте Телеграм Инстаграм WhatsApp Тэги ТОП-3 НОВОЕ НА САЙТЕ Сегодня 07:00 За прошлый год онкологические заболевания унесли жизни более чем 9 миллионов жителей планеты — такие данные приводит Всемирная организация здравоохранения.

При этом самые коварные опухоли «обитают» в головном . Вчера 20:00 7 декабря 10:00 6 декабря 07:00 Архив © VOX POPULI Авторство всех материалов сайта принадлежит ТОО «VOX POPULI» и охраняется законодательством РК о защите авторских прав.