Главная - Пенсионное страхование - Объектом неправомерных действий при банкротстве является

Объектом неправомерных действий при банкротстве является


Объектом неправомерных действий при банкротстве является

Ответственность за неправомерность действий в ходе банкротства


В зависимости от тяжести противоправных действий, совершенных руководством компании либо ее владельцами при проведении процедуры банкротства, ответственность предусмотрена нормами Кодекса об административных правонарушениях РФ (КоАП РФ) или Уголовного кодекса РФ (УК РФ). Если действия должников не привели к значимым для бюджета и кредиторов последствиям (включая имущественные потери), то, как правило, наказание ограничивается административной ответственностью.

Она прописана в ст. 14. 13 КоАП РФ, которая включает в себя подробный перечень возможных неправомерных действий и меры ответственности по каждому из них.

Например, если незаконно предоставить преимущества кому-то из кредиторов в ущерб интересам других, то это наказуемо штрафами для граждан в 4–5 тыс. рублей, а для должностных лиц — штрафами в 50–100 тыс. рублей или дисквалификацией на срок до трех лет.

Аналогичное наказание последует, если должник попытается скрыть какое-то имущество либо сведения о нем, фальсифицировать отчетность. Когда же должник предпримет попытку помешать законным действиям арбитражного или конкурсного управляющего, представителям временной администрации, то должностным лицам компании-банкрота придется выплатить штраф 40–50 тыс.

рублей либо получить дисквалификацию продолжительностью до года. Впрочем, управляющему, реестродержателю, представителю временной администрации в свою очередь также грозит административная ответственность в случае неправомерности их действий. Размеры штрафов При первом нарушении При повторном совершении тех же правонарушений Если должностные лица — то в форме административного штрафа в 25–50 тыс.

рублей; В этой ситуации штраф для юрлиц установлен уже в параметрах от 350 тыс.

до 1 млн. рублей Если юридические — то штраф возрастает до 200250 тыс. рублей. Должностным лицам грозит дисквалификация сроком до трех лет. Административной ответственности подлежит даже промедление с подачей в арбитражный суд заявления о признании банкротом.

КоАП РФ в этом случае предусмотрено достаточно щадящее воздействие: штраф в 1–3 тыс. рублей для обычных граждан и в 5–10 тыс.

рублей — для должностных лиц. При повторном правонарушении закон предусматривает для граждан рост штрафов до 3–5 тыс.

рублей, а для должностных лиц — уже дисквалификацию, которая может продлиться до трех лет. Ответственность по УК РФ в большинстве случаев затрагивает практически те же самые деяния, что и перечисленные выше.

Однако уголовный кодекс начинает действовать лишь в той ситуации, когда противоправными действиями граждан, должностных или юридических лиц причинен серьезный ущерб, который законодательством отнесен к категории крупного либо особо крупного.

Это означает, что причиненный вред должен быть на сумму свыше 1,5 млн.

рублей. Так, за неправомерные действия с имуществом или документацией штраф уже составит 100-500 тыс. рублей, а также могут последовать ограничение свободы (до двух лет), принудительные работы (до трех лет), даже лишение свободы (на тот же срок).

В 300 тыс. рублей штрафа обойдутся незаконные преференции в пользу кого-то из кредиторов.

За это можно также поплатиться ограничением или лишением свободы, принудительными работами, арестом.

Создание препятствий в действиях лиц, уполномоченных для осуществления процедуры банкротства, может также обернуться не только штрафами (до 200 тыс. рублей), но и лишением свободы (до трех лет), принудительными работами (на тот же срок), арестом (до 6 месяцев), обязательными (до 480 часов) или исправительными работами (до двух лет). Каждое из этих деяний в итоге приводит к тому, что имущественная масса предприятия-должника, которая предназначена для удовлетворения требований кредиторов, существенно сокращается.

Однако неправомерные действия должностных лиц могут причинять ущерб не только взыскателям, но и самому должнику. Они в равной мере влекут ответственность в соответствии с нормами действующего российского законодательства.

Источник: https://znayzakon.com/bankrotstvo/procedury/nepravomernye-dejstviya-pri-bankrotstve.html

Административная

ответственность накладывается на основании статьи 14.13 КоАП РФ. Рассмотрим виды санкций:

  1. Создание помех к нормальной деятельности лица, ответственного за проведение банкротства. ДЛ назначается штраф в размере 40 000-50 000 руб. Альтернативная мера – остановка работы на срок от 6 месяцев до года.
  2. Компания погасила задолженность перед одним кредитором в ущерб остальным. Штраф для ФЛ составит 4 000-5 000 руб., для лиц при должности – 50 000-100 000 руб. или прекращение работы от 6 месяцев до 3 лет.
  3. Ответственное лицо не подает заявление на признание несостоятельности в случае, если это необходимо. Штраф для граждан составит 1 000-3 000 руб., для ДЛ – 5 000-10 000 руб. При повторном правонарушении штраф для граждан составит 3 000-5 000 руб., для должностных лиц назначается приостановка деятельности на срок от 6 месяцев до 3 лет.
  4. Ответственное лицо не уведомило заинтересованных лиц (к примеру, аукционеров) о признаках банкротства. Штраф для ДЛ составит 25 000-50 000 руб. Альтернативный вариант – приостановка работы на срок от 6 месяцев до 2 лет.
  5. Ответственное лицо не исполняет судебное решение о привлечении к субсидиарной ответственности по задолженностям лица, признаваемого кредитором. ДЛ в этом случае приостанавливают свою работу на срок от 6 месяцев до 3 лет.
  6. Сокрытие имущества или сведений о нем, уничтожение собственности или ее передача в третьи руки. Штраф для ФЛ составит 4 000-5 000 руб., для ДЛ – 50 000-100 000 руб. или приостановка работы сроком от 6 месяцев до 3 лет.
  7. Игнорирование лицами, ответственными за процедуру банкротства, обязанностей, указанных в законе. Предполагается, что действие не содержит признаков уголовного преступления. ДЛ или выносится предупреждение, или назначается штраф в размере 5 000-50 000 руб. Для ЮЛ штраф составит 200 000-250 000 руб. При повторном нарушении подобного рода деятельность должностных лиц останавливается на срок от 6 месяцев до 3 лет. ЮЛ назначается штраф от 350 000 до 1 000 000 руб.

Важно! Привлечение к ответственности предполагает, что вина лица доказана.

  1. Создание препятствий работе лица, ответственного за проведение финансовой несостоятельности. Санкции: работы до 480 часов, лишение свободы до 36 месяцев, исправительные работы до 24 месяцев, арест до 6 месяцев.
  2. Умышленное банкротство. Санкции: штраф до полумиллиона, работы до 5 лет, лишение свободы до 6 лет вместе со штрафом до 200 000 рублей.
  3. Выплата долга одному кредитору в ущерб остальным. Наказанием будет или лишение свободы до года, или работы сроком до года, или арест до 4 месяцев.
  4. Сокрытие собственности, подделка документов. Или накладывается штраф размером до полумиллиона, или свобода лица ограничивается сроком до 2 лет. Альтернативные меры: принудительные работы сроком до 3 лет, арест до полугода.

УО накладывается только в том случае, если совершен тяжкий проступок.

Какие бывают неправомерные действия при банкротстве

К неправомерным действиям относятся действия, что противоречат установленному законодательству. Такие незаконные действия подвергают нарушителя административной ответственности, а часто и уголовной.

Как писалось выше — весь долгий процесс банкротства регулируется законодательством.

К числу неправомерных действий, регулируемых и , относятся такие нарушения:

  • Скрытие всех сведений об имуществе и сокрытие самого имущества, махинации с документами по экономической деятельности и собственности юр. или физ. лиц.
  • Намеренная передача собственности третьим лицам, или вовсе уничтожение имущества.
  • Противозаконные действия в удовлетворении требований кредитора.
  • Все действия, направленные на препятствия в работе арбитражного управленца или работы временной администрации в целом.

Из самых распространенных неправомерных действий, зафиксированных на сегодня — сокрытие собственности неплательщика.

Банкрот всячески пытается утаить свою собственность, все активы, деньги и другие материальные блага от кредиторов.

С целью оставить все в своей собственности и пользовании. Часто бывают и такие нарушения:

  • Нарушения в очередности по выплатам кредиторам.
  • Проведение выплаты в большем или меньшем размере, чем постановил арбитражный суд.

Какие действия при банкротстве гражданина считаются неправомерными

Законодателем установлен перечень действий, которые считаются незаконными. Определение данным действиям дает и уголовный, и административный кодексы.Неправомерность действий определяется наличием следующих признаков и условий:

  1. выполнение в незаконной форме.
  2. нарушение норм закона;
  3. осуществление действий неправомочными органами;
  4. нарушение волеизъявления сторон;

Согласно судебной практике, наиболее распространены следующие неправомерные действия:

  • Незаконная передача имущества в собственность другим лицам, либо попытка его уничтожить.
  • Сокрытие имущества, фальсификация сведений о реальном финансовом положении.
  • Саботирование и создание препятствий финансовому управляющему.

Главным объектом неправомерных действий при банкротстве являются материальные ценности.

Как правило, чаще всего идет речь о сокрытии движимого и недвижимого имущества. Рассмотрим подробней наиболее распространенные незаконные манипуляции.

Признаки правонарушения

Можно выделить следующие группы нарушений, которые допускаются при банкротстве:

  • Третья группа. Противодействие нормальной работе арбитражного управляющего или представителя управляющего органа.
  • Первая группа. Сокрытие или умышленное изменение сведений об имуществе. Неверные действия на этапе выхода из банкротства, которые привели к финансовой несостоятельности. Незаконные меры при распоряжении имуществом.
  • Вторая группа. Умышленная махинация при исполнении требований кредиторов, вследствие чего наносится ущерб прочим участникам.

Не всегда при обнаружении этих признаков назначается ответственность. Для наложения наказания должны присутствовать дополнительные обстоятельства.

Ответственность по КоАП

Ответственность за неправомерные действия при банкротстве наступает по нормам ст.

14.13 КоАП. За сокрытие, уничтожение или отчуждение имущества, бухгалтерских или финансовых документов гражданам грозит наказание в виде административного штрафа в размере 4-5 тыс.

р. Ответственность для должностных лиц предполагает штраф 50-100 тыс. р. или на сроки 6 мес.-3 года.

Аналогичное наказание грозит за нарушение очередности при погашении требований кредиторов или оказание предпочтения отдельным кредиторам по ч.

2 ст. 14.13 КоАП.Указанные выше меры ответственности применяются по отношению к руководителю должника или его должностным лицам. Но также наказание по п. 3 ст. 14.13 КоАП распространяется на других лиц, участвующих в деле о банкротстве за неисполнение своих обязанностей по 127-ФЗ. В числе таких лиц можно выделить арбитражного управляющего, реестродержателя, организатора торгов, оператора ЭТП.

В числе таких лиц можно выделить арбитражного управляющего, реестродержателя, организатора торгов, оператора ЭТП.

Такие действия влекут за собой предупреждение, наложение административного штрафа в размере 25-50 тыс.

р. Для юрлиц ответственность предполагает штраф 200-250 тыс. р. Если указанные лица совершат преступления повторно, то это влечет их дисквалификацию на сроки 6 мес.-3 года (невозможность занимать указанную должность в течение определенного периода). Для юрлиц предусмотрен штраф 350 тыс.

р. – 1 млн р. Ответственность за препятствование работе арбитражного управляющего по нормам п. 4 ст. 14.13 КоАП предполагает административный штраф 40-50 тыс.

р. или дисквалификацию на срок 6 мес.-1 год. Если аналогичные действия в виде препятствования или сокрытия информации были совершены в адрес Центробанка или АСВ, то ответственность наступает по нормам п. 4.1 ст. 14.13 КоАП. Ответственность для должностных лиц по указанной статье такая же. При препятствовании работе управляющего со стороны физлиц или ИП по п.
При препятствовании работе управляющего со стороны физлиц или ИП по п.

7 ст. 14.13 КоАП грозит предупреждением или наложением административного штрафа в размере 1-3 тыс. рублей. Должностным лицам ответственность по указанной статье предполагает штраф от 5 до 10 тыс. рублей или дисквалификацию на срок 6 мес.-2 года.

За непредставление ответственным лицом заявления о банкротстве в арбитражный суд в случаях, когда это является его прямой обязанностью, физлицу грозит административный штраф в размере 1-3 тыс.

р., должностным лицам – 5-10 тыс. р.Если же лицо совершило указанные противоправные действия повторно, то на него налагается административный штраф в размере 3-5 тыс.

р. Должностному лицу грозит дисквалификация на 6 мес.-3 года. Если руководитель должника не передал информацию о наличии признаков банкрота собственнику унитарного предприятия, то штраф по ч. 6 ст. 14.13 КоАП составляет 25-50 тыс.

р. За неисполнение судебного решения о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности должностным лицам грозит дисквалификация на срок от шести месяцев до трех лет.

Способы выявления признаков неправомерных действий при банкротстве

Инициировать проверку наличия признаков неправомерных действий может любая сторона: как собственники лица-банкрота, арбитражные управляющие, так и правоохранительные органы.

Существуют определённые источники сведений о вероятных признаках неправомерного банкротства:

  • Правовые, нормативно-правовые акты органов государственной власти.
  • Документы органов, осуществляющих контроль.
  • Сведения из органов, осуществляющих регистрацию.
  • Публикации, сообщения в средствах массовой информации заведомо ложной рекламы.
  • Материалы и данные об имеющихся правонарушениях из районных, городских администраций.
  • Договоры, приказы, инструкции хозяйствующих субъектов.
  • , организаций, должностных лиц.

Банкротство юридического (физического) лица не может состояться в ситуации, когда должник обладает достаточными денежными средствами для выплат долга кредиторам. В связи с этим проводится анализ финансовой и хозяйственной деятельности потенциального банкрота с целью обнаружения/не обнаружения признаков неправомерных действий при банкротстве.

Чтобы установить их наличие или отсутствие, необходимо определить, обеспечены ли краткосрочные обязательства должника его оборотными активами.

С этой целью высчитывается отношение величины оборотных активов к величине краткосрочных пассивов. В случае, когда величина обеспеченности краткосрочных обязательств равна единице или больше неё, – имеют место быть признаки неправомерных действий.

Признаками фальсификации финансовых показателей могут быть:

  • Неправильное вложение инвестиций (приобретение оборудования сверх необходимости, необоснованно дорогого).
  • Предоставление беспроцентных займов организациям дружественного характера.
  • Вывод средств в заведомо неликвидные ценные бумаги.
  • Создание задолженности под залог имущества для перемещения кредитора в первостепенные очереди.
  • Осуществление банковских переводов через третьих лиц.
  • Направление денежных средств в фирмы-однодневки.
  • Приобретение имущества, покупка сырья по завышенным ценам.

Задачей аналитической части анализа при выявлении признаков неправомерного банкротства является поиск ответов на вопросы суда или следствия.

Например, это могут быть вопросы о наличии и обоснованности задолженности, о вариантах её погашения в установленный срок, о сделках, их эффективности, об имеющемся имуществе должника, его стоимости и возможности погашения долга путём его продажи и т.п.

Банкротство с долгами по зарплате

Недобросовестные руководящие работники нередко норовят не заплатить персоналу, прикрываясь тем, что компания находится в процессе банкротства, и денег у нее нет.

Это обман. По закону трудовой коллектив является приоритетным кредитором, и «зарплатные» долги должны быть погашены в первую очередь. Руководство компании обязано это сделать. А арбитражный управляющий – проследить за внесением работников предприятия в реестр кредиторов.

Возврат долгов по заработной плате производится в следующем порядке:

  1. Затем — остальная часть долга по заработной плате выплачивается по завершении конкурсной стадии
  2. В последнюю очередь погашаются долги за оплату интеллектуальной собственности
  3. В первую очередь выплачивается заработная плата за последний месяц и выходное пособие (не превышающее 30 тысяч рублей)

Если руководство компании будет уличено в преднамеренном необоснованном отказе от выплаты долгов по заработной плате, виновны будут привлечены к административной, либо уголовной ответственности.

Отслеживание, предупреждение и пресечение неправомерных действий представителей должника — прямая задача кредиторов. В конечном итоге, именно они будут иметь дело с их неприятными последствиями – конкурсная масса «растает», и заимодавцы не смогут вернуть свои деньги. Поэтому собранию кредиторов необходимо следить за работой арбитражного управляющего и принимать активное участие во всех мероприятиях процедуры.
Поэтому собранию кредиторов необходимо следить за работой арбитражного управляющего и принимать активное участие во всех мероприятиях процедуры. Что же касается должностных лиц компании-банкрота, им следует помнить о том, что за неправомерные действия им придется отвечать своим имуществом, а возможно, даже годами своей жизни, проведенными в тюрьме.

Если у вас остались вопросы на тему противоправных действий в ходе процедуры юридических лиц, вы можете задать их правоведам портала Prav.io. Также на портале можно найти опытного адвоката по банкротству, который поможет руководителю компании защититься от необоснованных обвинений в неправомерных действиях.

Субъекты незаконных банкротств и неправомерных действий при банкротстве

Опубликовано 2005-06-14 22:41 пользователем Hrreader Автор: П.

Е. Власов Источник: «Законодательство»

Уголовное законодательство России содержит нормы, предусматривающие ответственность за совершение преднамеренного и фиктивного банкротства (ст. 196 и 197 УК РФ), а также за неправомерные действия при осуществлении законной процедуры банкротства (ст.

195 УК РФ). В последнем случае имеется в виду, что совершение неправомерных действий при банкротстве возможно лишь при наличии текущей процедуры банкротства (осуществляемой в соответствии с Федеральным законом от 8 января 1998 г.

N 6 — ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о несостоятельности), когда управомоченным лицом подано заявление в арбитражный суд) либо в период, предшествующий объявлению банкротства, в условиях предвидения банкротства. Внешними признаками состояния предвидения банкротства могут быть заявление должника, назначение конкурсного управляющего, невозможность выполнения обязательств перед кредиторами, неуплата долгов партнерам, массовое неисполнение обязательств перед кредиторами, отказ от заключения договоров и т. д. Преступления, предусмотренные ст.

196 и 197 УК РФ, совершаются вне рамок процедуры банкротства. Субъектами незаконных банкротств и неправомерных действий при банкротстве, как указано в законе, могут быть руководители или собственники организации — должника либо индивидуальные предприниматели, а в соответствии с ч. 2 ст. 195 УК РФ — еще и кредитор, знающий об отданном ему предпочтении и принявший имущественное удовлетворение в ущерб другим кредиторам.

Действия руководителя не могут быть квалифицированы по ч. 2 ст. 195 УК РФ в случае, если он одновременно является руководителем организации — должника и организации — кредитора. Неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов встречается в период внешнего управления имуществом должника, когда вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов к должнику при проведении санации предприятия и принимается специальное соглашение о распределении ответственности перед кредиторами в процессе конкурсного производства, а также в иных случаях, предусмотренных законом.

Следует отметить, что в ст. 196 и 197 УК РФ конкретизирована форма собственности организации-должника (речь идет о коммерческой организации), а в ст.

195 УК РФ она не определена. В связи с этим можно сделать вывод о том, что уголовная ответственность по ст. 195 УК РФ распространяется на руководителей как коммерческих, так и некоммерческих организаций — должников, если они подпадают под действие Закона о несостоятельности и Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 40 — ФЗ

«О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»

.

В соответствии с названными актами в роли организации — должника, в отношении которой возможно возбуждение производства о несостоятельности (банкротстве), может выступать любая коммерческая (за исключением казенного предприятия), а также некоммерческая организация, существующая в форме потребительского кооператива, благотворительного или иного фонда.

Ни Закон о несостоятельности, ни Уголовный кодекс не раскрывают понятия «руководитель либо собственник предприятия — должника», поэтому попытаемся дать такое определение самостоятельно. В статье 2 Закона о несостоятельности сказано, что «руководитель должника — единоличный исполнительный орган юридического лица, а также иные лица, осуществляющие в соответствии с федеральными законами деятельность от имени юридического лица без доверенности».
В статье 2 Закона о несостоятельности сказано, что

«руководитель должника — единоличный исполнительный орган юридического лица, а также иные лица, осуществляющие в соответствии с федеральными законами деятельность от имени юридического лица без доверенности»

. Директор действует от имени общества без доверенности, в том числе представляет его интересы, совершает сделки от имени общества, издает приказы и дает указания, обязательные для исполнения всеми работниками общества.

Ключевой момент здесь состоит в следующем: чтобы можно было признать лицо руководителем должника, оно должно осуществлять свою деятельность от имени юридического лица без доверенности.

Именно этот критерий — отнесения иных лиц к руководителям организации — должника — отражен в указанном федеральном законе.

В соответствии со ст. 69 Закона о несостоятельности полномочия руководителя организации — должника переходят к внешнему управляющему, а согласно ст.

96,

«внешний управляющий продолжает исполнять свои обязанности в пределах компетенции руководителя должника до момента назначения (избрания) нового руководителя должника»

. С учетом этих положений Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ подтвердила, что внешний управляющий действует от имени организации без доверенности и это его полномочие вытекает из федерального законодательства.

В соответствии с Федеральным законом от 26 декабря 1995 г. N 208 — ФЗ «Об акционерных обществах» управление таким обществом осуществляется общим собранием акционеров, советом директоров, исполнительным органом. В свою очередь, исполнительный орган бывает единоличным (в лице директора) и коллегиальным (правление).

Полномочия исполнительного органа по решению общего собрания акционеров могут быть переданы коммерческой организации (специализирующейся на управлении) или индивидуальному предпринимателю (управляющему). К компетенции исполнительного органа относятся все вопросы руководства текущей деятельностью, за исключением вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания и совета директоров.

Исполнительный орган инициирует выполнение решения общего собрания и совета директоров.

Отсюда следует, что субъектами незаконного банкротства могут быть: руководитель (директор) предприятия — должника; руководитель управляющей организации; управляющий предприниматель, если их действия содержат состав указанных преступлений. Поскольку совершение противоправных действий в соответствии со ст.

196 и 197 УК РФ возможно вне проведения процедуры банкротства, названные лица могут быть субъектами преступлений, указанных только в этих статьях. С субъектами же неправомерных действий при банкротстве дело обстоит иначе, о чем будет сказано далее.

В Уголовном кодексе назван еще один субъект криминального банкротства — собственник организации-должника. Однако у организации не может быть собственника.

Собственник может иметь только имущество, которым, в свою очередь, может пользоваться организация. Дело в том, что УК РФ был принят в 1996 г., когда еще действовало понятие «индивидуальное частное предприятие» (ИЧП).

Оно было предусмотрено Законом РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 445 — I «О предприятиях и предпринимательской деятельности».

В соответствии с п. 8 этого акта индивидуальным является предприятие, принадлежащее гражданину на праве собственности или членам его семьи на праве общей долевой собственности, если иное не предусмотрено договором между ними. После принятия 21 октября 1994 г. Государственной Думой Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» закон «О предприятиях и предпринимательской деятельности» утратил силу, а ИЧП подлежали до 1 июня 1999 г.
Государственной Думой Федерального закона

«О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

закон «О предприятиях и предпринимательской деятельности» утратил силу, а ИЧП подлежали до 1 июня 1999 г. преобразованию в хозяйственные товарищества или кооперативы либо ликвидации, а до их преобразования или ликвидации применялись нормы ГК РФ об унитарных предприятиях, основанных на праве оперативного управления, с учетом того, что собственниками их имущества являлись их учредители.

Таким образом, ИЧП приравнено к казенным предприятиям, и его владелец несет ответственность в субсидиарном порядке. Следовательно, собственник ИЧП не может быть субъектом незаконного банкротства (ст.

196 и 197 УК РФ). Об этом же говорит сопоставительный анализ норм Уголовного кодекса и Закона о несостоятельности.

В части 1 ст.195 УК РФ предусмотрен специальный субъект: руководитель или собственник организации — должника либо индивидуальный предприниматель, совершивший неправомерные действия как при банкротстве, так и в его предвидении. Однако, исходя из норм Закона о несостоятельности, руководитель организации — должника не имеет фактической возможности совершить неправомерные действия при банкротстве, признанном арбитражным судом, поскольку все полномочия по управлению делами должника, в том числе по распоряжению его имуществом, переходят к назначенному конкурсному управляющему (ст.

101), которому органы управления должника в течение трех дней обязаны передать всю документацию, имущество, печати и штампы. Другими словами, одновременно с принятием решения о признании должника банкротом руководитель становится частным лицом. Соответственно он не может быть привлечен к ответственности по ч.

1 ст. 195 УК РФ, поскольку уже не является ее субъектом. При наличии необходимых признаков состава преступления бывшие руководители организации — должника, совершившие неправомерные действия в отношении своей бывшей фирмы, могут привлекаться за преступления против собственности или против порядка управления. Сопоставление положений Закона о несостоятельности и положений ч.

1 ст. 195 УК РФ приводит к выводу об их противоречии друг другу.

Совершенно правомерным будет вопрос о том, может ли являться субъектом данного преступления конкурсный управляющий? Ведь в ряде случаев конкурсные управляющие превышают свои полномочия ради достижения своих корыстных целей.

Сразу ответим: нет, не может. И вот почему. Конкурсный управляющий руководителем организации — должника не является, поскольку назначается арбитражным судом не для выполнения функций исполнительного органа, а для проведения процедур банкротства и осуществления иных полномочий, установленных Законом о несостоятельности. Однако, на наш взгляд, круг полномочий конкурсного управляющего чрезвычайно широк (ст.101 Закона о несостоятельности).

Ко всему прочему он может совершать действия в отношении имущества должника. Такого же мнения придерживается Н. Лопашенко. Существует точка зрения, согласно которой конкурсный управляющий несет ответственность по ст.

195 УК РФ. Согласиться с этим нельзя, поскольку эта статья устанавливает четкий круг специальных субъектов, в число которых управляющий не входит. В связи с этим — чтобы предотвратить совершение конкурсным управляющим неправомерных действий при руководстве конкурсным производством — следовало бы в ст. 195 УК РФ предусмотреть уголовную ответственность и для данной категории лиц.

В настоящее же время конкурсные управляющие лишь в некоторых случаях могут быть привлечены к уголовной ответственности. Совершение неправомерных действий, подпадающих под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), возможно, только таким конкурсным управляющим, который одновременно является должностным лицом Федеральной службы по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению.

Конкурсный управляющий — индивидуальный предприниматель, на наш взгляд, должностным лицом быть не может, поскольку, осуществляя свои функции, он реализует один из видов экономической деятельности, требующей лицензирования и приносящей ее субъекту постоянный доход. Невозможно привлечение этой категории конкурсных управляющих к уголовной ответственности и по ст.

201 УК РФ (злоупотребление полномочиями) в силу того, что индивидуальный предприниматель не подпадает под понятие субъекта этого преступления, так как он выполняет управленческие функции в коммерческой или иной организации по специальному полномочию, предоставленному Арбитражным судом. Даже исходя из того, что отдельные функции конкурсного управляющего относятся к организационно — распорядительным, многие — к административно-хозяйственным, а сам он именуется «управляющим», его нельзя признать руководителем коммерческой или иной организации, выполняющим управленческие функции. Предназначение конкурсного управляющего принципиально иное — осуществление процедур банкротства (ст.

2 Закона о несостоятельности). В случае отсутствия конкурсного управляющего — он назначается только при необходимости постоянного управления недвижимым имуществом (ст.

159 Закона о несостоятельности) — решение арбитражного суда исполняется судебным приставом. Поскольку судебный пристав является должностным лицом, совершенные им злоупотребления подпадают под состав должностного преступления. Однако логично было бы распространить на судебного пристава ответственность по ст.

195 УК РФ, установив квалифицирующий признак — совершение неправомерных действий при банкротстве с использованием служебного положения. Но возникает вопрос о том, когда индивидуальным предпринимателем могут совершаться неправомерные действия при банкротстве — в процессе проведения процедуры банкротства или в предвидении банкротства.

Для ответа на этот вопрос обратимся к Закону о несостоятельности. В соответствии с его ст. 166, 173 с момента принятия арбитражным судом решения о признании индивидуального предпринимателя банкротом и об открытии конкурсного производства государственная регистрация в качестве индивидуального предпринимателя утрачивает силу и аннулируются выданные лицензии на отдельные виды предпринимательской деятельности. В результате индивидуальный предприниматель перестает быть таковым и не может выступать в роли субъекта неправомерных действий при банкротстве.

Из всего сказанного следует парадоксальный вывод: в случае признания арбитражным судом должника банкротом — при осуществлении процедуры банкротства — субъектами неправомерных действий не могут выступать ни руководитель организации — должника, ни индивидуальный предприниматель, поскольку руководитель отстраняется от управления, а индивидуальный предприниматель лишается выданных лицензий на отдельные виды предпринимательской деятельности. Точно так же не может совершить это деяние и собственник организации-должника, поскольку все его имущество включается в конкурсную массу (исключения из нее минимальны, о них сказано в ст.

103 Закона о несостоятельности), которой распоряжается конкурсный управляющий.

Лишь в одном случае перечисленные лица могут выступать субъектами неправомерных действий при банкротстве — при добровольном объявлении должника о своей несостоятельности.

Добровольное объявление возможно на основании решения собственника имущества должника — унитарного предприятия или органа, уполномоченного в соответствии с учредительными документами на принятие решения о ликвидации при условии получения письменного согласия всех кредиторов должника (ст. 181 Закона о несостоятельности).

Вместе с тем, индивидуальный предприниматель не имеет права добровольно объявить о своей несостоятельности, поскольку для этого закон установил судебный порядок (ст. 25 ГК РФ и ст. 8 Закона о несостоятельности).

Следовательно, индивидуальный предприниматель фактически не может совершить неправомерных действий при банкротстве, в результате чего субъектами неправомерных действий при банкротстве из числа указанных в ст.

195 УК РФ (и то в единственном случае — при добровольном объявлении должника о своем банкротстве) могут быть только руководители или собственники организации — должника.

Теперь обратимся к неправомерным действиям, совершенным в предвидении банкротства. Само понятие «предвидение банкротства» почти не рассматривается в науке.

Тем не менее, оно имеет важное значение, поскольку именно оно определяет момент, с которого возможно привлечение к ответственности за действия, связанные с банкротством. Ситуация «предвидение банкротства» понимается в федеральном законодательстве о банкротстве как наличие обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что должник будет не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок.

В этом случае должник вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом (ст. 7 Закона о несостоятельности). Анализ понятия «предвидение банкротства» показывает, что оно не связано с наличием у субъекта признаков банкротства: закон говорит, что «должник будет не в состоянии.».

Если же налицо все признаки банкротства, должник не вправе, а обязан обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании его несостоятельным (ст.8 Закона о несостоятельности).

Разумеется, теоретически производство о несостоятельности должника может быть возбуждено и в предвидении банкротства, т. е. еще до появления всех признаков несостоятельности.

Думается, однако, что это не более чем предположение. Закон о несостоятельности очень жестко оговаривает содержание заявлений в суд всех лиц, имеющих право на его подачу, и документов, прилагаемых к этим заявлениям (ст.

33 — 40 Закона о несостоятельности).

В последних должна быть установлена задолженность должника.

Если срок исполнения обязательств не наступил и фактической задолженности на момент подачи заявления нет (она только прогнозируется) или должник не исполняет свои обязательства на протяжении одного — двух месяцев, едва ли арбитражный суд примет заявление о признании должника банкротом (ст. 43 Закона о несостоятельности). Как указывалось, общий для всех видов должников признак банкротства — неисполнение ими каких — либо своих обязательств в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения.

Таким образом, о предвидении банкротства можно вести речь только до истечения этих трех месяцев. Начальный же момент ситуации предвидения банкротства определить куда более сложно. В любом случае для наличия возможной уголовной ответственности необходимо осознание руководителем или собственником организации, а также индивидуальным предпринимателем того факта, что они не смогут выполнить свои обязательства в установленный срок.

С точки зрения доказывания преступного поведения легче всего установить факт осознания после того, как должник пропустил срок исполнения обязательства. Однако ситуация предвидения банкротства, на наш взгляд, может сложиться задолго до наступления указанной даты.

Косвенное подтверждение тому — некоторые положения Закона о несостоятельности. Так, в ст. 78 установлена возможность признания арбитражным судом недействительными сделок, заключенных или совершенных должником в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом; в ст.

156 содержится правило, согласно которому сделки гражданина (в том числе индивидуального предпринимателя или главы крестьянского (фермерского) хозяйства), связанные с отчуждением или передачей иным способом его имущества заинтересованным лицам, совершенные за год до возбуждения арбитражного производства о несостоятельности, считаются ничтожными, и к ним применяются последствия недействительной ничтожной сделки.

Соответственно руководитель или собственник организации-должника может предвидеть банкротство за полгода, а индивидуальный предприниматель — за год до подачи заявления в суд о его несостоятельности.

Думается, на практике предвидеть банкротство можно и на более ранних стадиях. Подобные ситуации могут сложиться, например, при долгосрочном кредитовании, когда за много месяцев до наступления срока погашения кредита руководителям, собственникам организации или индивидуальному предпринимателю становится ясно, что средств на возврат кредита в силу различных обстоятельств нет и не будет или, напротив, кредит, выданный ими, никогда не будет возвращен.

Представляется, что и в двух последних случаях возможно привлечение к уголовной ответственности за неправомерные действия в предвидении банкротства. Однако и здесь доказать факт осознания виновными грядущей несостоятельности очень трудно. Итак, предвидение банкротства заканчивается на момент появления у должника всех признаков несостоятельности.

Далее следуют процедуры банкротства, проводимые на основании возбужденного арбитражного процесса о банкротстве, и принятие по нему решения или добровольное объявление юридического лица о банкротстве. Естественно, возникает вопрос о квалификации неправомерных действий лиц, указанных в ч.

1 ст. 195 УК РФ, если они совершены уже после предвидения банкротства, при наличии его признаков, но до вынесения судебного решения о признании должника банкротом. Фактически они возможны в процессе введенного арбитражным судом наблюдения, при котором не происходит обязательного отстранения руководителя должника и иных органов его управления от осуществления их полномочий (ст. 58 Закона о несостоятельности), в отличие от процедуры внешнего управления (ст.

69 Закона о несостоятельности).

Однако диспозиция ст. 195 УК РФ не охватывает процедуру наблюдения, так как она не подпадает ни под понятие «при банкротстве», ни под понятие «в предвидении банкротства», а существует самостоятельно. В результате привлечение к уголовной ответственности руководителей или собственников организации — должника за неправомерные действия, совершенные ими после возбуждения арбитражного процесса о несостоятельности, в процедуре наблюдения, по ч.

1 ст. 195 УК РФ невозможно, поскольку объективная сторона указанного состава предусматривает неправомерные действия либо в предвидении банкротства, либо при банкротстве, из — за чего неправомерные действия не отстраненных в период наблюдения руководителей должника или собственника не охватываются составом рассматриваемого преступления. Невозможно также привлечение к ответственности и временного управляющего, наделенного достаточно широкими полномочиями в отношении должника (ст.

51 — 61 Закона о несостоятельности).

Остаются за рамками преступления неправомерные действия внешнего управляющего, приходящего на смену временному управляющему (ст. 74). Эти лица не отнесены законом к субъектам неправомерных действий при банкротстве, и они фактически могут совершить эти действия только в процедурах банкротства, на которые ст. 195 УК РФ, как уже говорилось, не распространяется.

В связи с этим диспозицию ч. 1 ст.

195 УК РФ необходимо дополнить словами:

«в период установленного арбитражным судом наблюдения»

. Точно так же невозможно привлечение к уголовной ответственности по указанной статье индивидуального предпринимателя, хотя процедуры наблюдения и внешнего управления к нему не применяются, вместо чего, одновременно с принятием заявления о признании гражданина банкротом, арбитражный суд налагает арест на его имущество.

Индивидуальный предприниматель — должник, совершивший незаконные действия в отношении арестованного имущества, может быть привлечен к ответственности по ст. 312 УК РФ, но при условии, что арестованное имущество было вверено именно ему. С учетом сказанного в настоящее время ч.

1 ст. 195 УК РФ реально может быть применена только в отношении действий виновных субъектов, указанных в ней, в предвидении банкротства. Для устранения образовавшегося пробела необходимо внести дополнения в диспозицию ст. 195 УК РФ. Соответствующую формулировку предложила Н.

Лопашенко: «Неправомерные действия в предвидении банкротства, при проведении процедуры банкротства и при банкротстве, выразившиеся в сокрытии имущества или имущественных обязательств, любых сведений о них, в сокрытии, уничтожении, фальсификации финансовых, хозяйственных или иных документов, в любом отчуждении имущества или передаче прав на него, в уничтожении имущества, а равно в неправомерном удовлетворении имущественных требований отдельных кредиторов, причинившие крупный ущерб, совершенные собственником или руководителем организации — должника, в том числе и после отстранения их от должности, или индивидуальным предпринимателем, в том числе после утраты им государственной регистрации, а также временным, внешним или конкурсным управляющим либо руководителем ликвидационной комиссии, — наказываются.

Те же действия, совершенные судебными приставами с использованием своего служебного положения, — наказываются. Возбуждение кредитором должника производства о его несостоятельности путем фальсификации документов о кредиторской задолженности или иным незаконным путем, а равно принятие кредитором от должника неправомерного удовлетворения своих имущественных требований, причинившие крупный ущерб, — наказываются.».

Актуальным представляется высказанное Н.

Лопашенко предложение об установлении уголовной ответственности кредитора, спровоцировавшего банкротство своего должника незаконными способами, поскольку введение такой нормы — одна из гарантий от произвола кредиторов по отношению к должникам.

Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что уголовное законодательство о банкротстве и Закон о несостоятельности нуждаются в корректировке, поскольку в настоящее время они не работают. При детальном изучении и сопоставлении указанных законов складывается следующая ситуация. Индивидуальный предприниматель не может быть субъектом преступлений, предусмотренных ст.

196 и 197 УК РФ, так как он, согласно действующему законодательству, приравнен к казенному предприятию, владелец которого несет субсидиарную ответственность.

Точно так же он не может совершить неправомерных действий при банкротстве, так как после признания банкротом арбитражным судом аннулируются его лицензии на отдельные виды деятельности. Руководитель организации — должника (в силу того, что с принятием решения о признании его банкротом все полномочия по управлению предприятием переходят к назначенному управляющему), становится частным лицом, следовательно, не может совершить неправомерных действий при банкротстве.

Лишь в случае добровольного объявления должника о своем банкротстве либо в предвидении банкротства указанные лица могут быть субъектами ст.

195 УК РФ. Но не каждый добровольно согласится объявить себя банкротом (например, надеясь на улучшение финансового состояния предприятия), а доказать факт осознания предвидения банкротства очень трудно. Введение в число субъектов ст.

195 УК РФ конкурсного управляющего и судебного пристава будет являться гарантией от совершения ими действий, перечисленных в диспозиции данной статьи. Пробелы в действующем законодательстве мошенники широко используют для приобретения вполне преуспевающих предприятий, передела собственности и перекачки из них денежных средств.

Задача законодателей — помешать этому, поставив заслон в виде продуманных, конкретных правовых норм.